Танцевальное искусство ойратов сквозь века и поколения

Статьи




Ойраты – западномонгольский народ, части которого в настоящее время проживают в России, Китае и Монголии. В Российской Федерации более известны как калмыки.

Одно из первых упоминаний об ойратах имеется в «Сокровенном сказании монголов», хотя там нет описания именно ойратских танцев, но всё же, мы можем предположить, что, проживая в едином социальном, культурном, политическом, религиозном пространстве, ойраты как часть монголов имели идентичные танцы. В этом древнейшем литературном и историческом памятнике неоднократно упоминается о плясках вокруг шаманского дерева «саглагар модун» (т.е. раскидистого, развесистого дерева) «все плясали так, что образовалась дорога по пояс и пыль по колено». Вполне возможно этот танец - прародитель современных круговых танцев.

Свидетелем монгольского кругового танца вокруг дерева был и Рашид-ад-дин, находившийся на службе у монгольских иль-ханов: «… они так топали ногами, что земля вокруг на один гяз оказалась в рытвинах».

Сегодня сложно реконструировать древний монгольский круговой танец, однако можно сделать вывод, что он был довольно энергичен, активную роль в исполнении играли ноги танцоров и танец имел некое религиозно-обрядовое значение, так как исполнялся вокруг дерева, имевшего, скорее всего, сакральные функции. Можно предположить, что в танце принимали участие много людей, в тексте прямо написано «все» и длился он продолжительное время, за которое дорога становилась по «пояс» и пыль «по колено».

В четырнадцатом веке ойратские племена объединились в этнополитический союз «Дербен Ойрат», это было время становления духовных, культурных и политических скреп складывающейся нации. Естественно, новое развитие получили и танцы.

Необходимо отметить, что ойратские танцы, видимо, в силу исторических условий все более индивидуализировались. Например, среди волжских ойратов в исторической литературе не встречается упоминаний о совместном, коллективном исполнении танцев. Возможно, что с приходом буддизма роль религиозных танцев стал играть «цам».

Как отмечают многие исследователи только у ойратских племен – торгутов, дербетов, баитов, захчинов и других имеется наличие особой разновидности танцевального искусства «биелэх», называемой также танцем тела, поскольку доминирующими были движения верхней части тела, нежели ног. Танцующие во время танца сидели на земле, скрестив ноги, изредка выполняя повороты. Активно двигались только  торс и руки. Особенно высоко ценились развитая мимика, выразительные гибкие руки и особо умелое движение плеч.

«Биелэх» различались, главным образом по содержанию: с помощью одних в древности молились духам; в других изображали бесстрашных воинов и охотников, трудолюбивых умелых хозяек; в третьих знакомили с ритмопластическим образом верного друга воина и кочевника – коня. [Т.Б.Бадмаева. стр.8]

В первой половине семнадцатого века часть ойратов откочевала на Волгу и и Яик, постепенно заняв территорию от современной Самары и до предгорий Северного Кавказа. Здесь было создано собственное государство, именуемое в современной российской историографии как «Калмыцкое ханство», а волжские ойраты приняли имя – «калмыки».

Одно из первых упоминаний принадлежит И.Г. Георги, который писал: «Обыкновенные потехи сего веселого народа состоят в конном ристании, в котором и девки участвуют; в стрелянии из луков, в борьбе, при которой скидывают с себя все платье до штанов; в пении девок, в плясках с особыми ужимками, в музыке, каковую играют большей частью девки, которые все почти играют на балалайке, гудке и дудке».

Примечательно, что до девятнадцатого века волжские ойраты сохраняли общеойратские танцевальные традиции. Об этом косвенно свидетельствует и Александр Дюма (отец), побывавший в России в 1858-1859 годах девятнадцатого века: «Это были наклоны туловища и кружение, изображавшие некую томительную пантомиму».

Что интересно, примерно в это время, т.е. в 50-60-ые годы девятнадцатого века в культуре волжских ойратов происходили серьезные, глубокие изменения, трансформировавшие в корне танцевальную культуру.

Дело в том, что после ухода Убуши-хана в 1771 году, а вместе с ним и большей части волжских ойратов на историческую родину в Джунгарию, постепенно стали происходить изменения в ментальности оставшихся ойратов. Потеря собственного государства, уход элиты, отсутствие внешних угроз, когда уже не требовались воины-защитники, искусственное расчленение этноса по разным губерниям Российской империи запустили процесс изменения как ментальных, так и культурных установок. Например, в это время волжские ойраты приняли имя «калмыки», произошли изменения в одежде, прежде всего, в мужском костюме, трансформации подвергся и народный танец.

Вот как описывает калмыцкий танец священник и миссионер  Пармен Смирнов уже в начале семидесятых годов девятнадцатого века: «По окончании чаепития и угощений начинаются калмыцкие национальные пляски. Под отрывистые звуки балалайки (домбур-цоко) пляшущая пара делает различные телодвижения, подергивая плечами. Рукам дают разные положения, то поднимают вверх правую руку и опускают левую, то поднимают левую и опускают правую, делают ими разные кривляния, смотря по умению и экстазу пляшущих, причем ногами делаю калмыцкие национальные па под звуки музыки… Во время пляски зрители нередко делают  возгласы: харис! – браво!  По степному обычаю все лица, находящиеся в кибитке, где происходят танцы, принимают участие в плясках. Это право пляшущая пара, обыкновенно,  передает через легкое прикосновение рукою к плечу зрителя, тихо произнося: биилэ – «пляши». И принявший это приглашение уже не в праве отказаться, а должен вставать и под звуки балалайки выделывать калмыцкие национальные па». [П.Смирнов, с.27]

Фактически Пармен Смирнов описал некоторые движения современного калмыцкого танца.

Из описания следующего исследователя, мы поймем, что во второй половине девятнадцатого века калмыцкий танец находился в самом начале своего развития. Еще не было у танцев своих имен, не было многообразия движений, при этом танцевальная культура уже начала складываться определенным образом. В 1884-1886 годах в Калмыцкой степи побывал Иродион Житецкий, оставивший интересные этнографические наблюдения, в т.ч. и по калмыцким танцам.

«Танцы калмыков совершенно оригинальны и однообразны: они состоят в движении рук, притопывании на одном месте и с небольшими легкими, мерными скачками справа налево и слева направо и с весьма редкими круговыми движениями. Прежде всего, у танцующего руки поднимаются вверх, причем у богато одетых женщин рукава свешиваются настолько, что закрывают кисти рук; у мужчин же, напротив, кисти открыты и движения пальцев сохраняют одну из фигур танца. Характерный прием в танцах состоит в том, что когда одна рука поднимается вверх и вперед, другая опускается вниз и назад, причем кисть руки выворачивается несколько вперед (и вверх) и назад (вниз), движение происходит медленно и едва заметными для глаз прыжками, особенно вверх; когда рука поднялась вверх, она вытягивается во всю длину и у мужчин мускулы сильно напрягаются. По временам одна рука берется в бок, а другой в это время делаются движения почти круговые сверху вниз. По временам рука, опущенная вниз загибается назад, причем танцующая женщина попеременно то правою, то левою рукою, именно верхней частью кисти слегка трет по боковой поверхности одежды, производя особый шелест. У мужчины движения рук сопровождаются судорожными подергиваниями то всего стана, но так, что нижняя половина корпуса не принимает участия в судорогах, то судорожное движение, постепенно возрастающее в силе скорости, охватывает поочередно то правое, то левое плечо, то весь корпус слегка наклоняется вперед, а голова при этом вперед и несколько в сторону. Пальцы рук у мужчин, при поднятии вверх, тоже движутся то вместе, то порознь. Что касается движения ног, то женщины танцуют почти на одном месте с едва заметными легкими передвижениями то вправо, то влево, при этом обе ноги движутся легко, плавно и положение всего корпуса женщины при танце ровное, спокойное. У мужчины движения энергичнее, требуют более места и изредка бывают круговые.

Однообразие и бедная варьировка частностей в танцах калмыков связывается теперь уже довольно установившимися приемами, исполнение которых обязательно более или менее для всякого танцующего. Главных установившихся приемов, или фигур в калмыцком танце собственно пять: 1-я фиг. «тошна», - когда ноги делают поступательные движения справа налево и слева направо; 2-я фиг. – «сюбеган тюлне», когда руки берутся попеременно в бок и производятся судорожные движения плечами; 3-я фиг. – «дорд орнэ», когда танцующий несколько пригибается вперед; 4-я фиг. - «эмен цокна», когда делаются еще особые движения плечами – вверх, сжимая их, и вниз, расправляя, и 5-я фиг. «иргимэ» - обороты вокруг себя. Самые же танцы не носят отдельных названий, а называются по мотивам игры на домбре: «чикин-ден», «туула» (заяц) и пр.» [И.Житецкий, с. 31]

Что интересно, в трудах исследователей девятнадцатого века не упоминается популярный по настоящее время жанр устного народного творчества как «шаваш». Шаваши – это стихотворные прибаутки, которыми окружающие воодушевляют танцующих, их произносят речитативом в ритме и темпе музыкального сопровождения. Состоят шаваши, как правило, из четырех и более строк и заканчиваются подбадривающими восклицаниями: «хярс!», «хярсля!», «хадрис!» (наиболее близко по значению «браво», в то же время можно перевести и как «живей! быстрей! энергичней!»). Для увеличения эмоционального заряда зрители, а зачастую и сами танцоры кричат: «Хадрис, авад од!» (победи его!).

Судя по всему, шаваш как жанр появился в конце девятнадцатого – начале двадцатого веков и, по сути, является отражением динамики бурного развития нового калмыцкого танца.

Интересной особенностью калмыцкого танцевального искусства является наличие трех танцевальных «диалектов». Кинетические и ритмические характеристики исполнительских стилей настолько различны, что по тому, как танцует человек, можно определить из какой он местности и к какой субэтнической группе относится. Что интересно, из-за существенных различий в ритмике танцевальных мелодий и соответствующих им танцевальных движений невозможно исполнять танцы одного стиля под музыку другого стиля. [Калмыки. С.360]

В заключении, касательно темы нашей конференции, нужно отметить, что в у калмыков во время исполнения групповых танцев зачастую исполняется движение по кругу, строго слева направо «зёв эргяд», т.е. правильно (движение в другую сторону, считается, способно принести несчастье). Однако в калмыцком танце танцоры никогда не прикасаются друг другу, за исключением приглашения, когда слегка касаются плеча приглашаемого.

Как мы видим из вышеприведенного текста, пластика ойратского (калмыцкого) танца в каждую историческую эпоху развивалась и трансформировалась настолько кардинально, что внешне имела мало общего с предыдущим народным танцем. В танцевальном искусстве как в зеркале отразились все перипетии нелегкой судьбы волжских ойратов.

 

 

Список литературы

1.                              Т.Б. Бадмаева. «Калмыцкие танцы и их терминология», Элиста, 1992г.;

2.                              И.А. Житецкий. «Очерки быта астраханских калмыков. Этнографические наблюдения 1884-1886гг.». Москва, 1893г.;

3.                              Калмыки. Москва, 2010г.;

4.                              Пармен Смирнов. «Путевые записки по Калмыцким степям Астраханской губернии», Элиста, 1999г.

5.                              Сокровенное сказание монголов. Элиста, 1990г.

Комментарии

Чтобы комментировать, авторизуйтесь!

X

Счетчики и Сертификаты

Яндекс.Метрика
X

Ваш аккаунт заблокирован!

Администрация сайта "Уникальная Калмыкия" заблокировала Ваш аккаунт.

Причиной блокировки аккаунта стало нарушение Пользовательского соглашения.

Для разблокировки Вы можете написать нам письмо.

Чтобы закрыть это сообщение, нажмите Выход

X

Авторизация через социальные сети

Авторизуясь, вы принимаете Пользовательское соглашение.