Мы не манкурты, манкурты не мы

Статьи



Со времен Российской империи в отношении калмыков проводилась целенаправленная политика христианизации и обоседления, т.е. лишения основных национальных ценностей. Однако, надо сказать, что меры, предпринимаемые царским правительством имели, скорее миссионерский, а потому человечный характер. Калмыков пытались заинтересовывать материально, например, новоиспеченным христианам выплачивалось жалование, выделялись земли, даже прощались уголовные преступления. Были такие, кто пользовался этими льготами, но их было настолько мало, что все попытки, как правило, оканчивались ничем. При этом, выяснялось, дома эти калмыки все равно поклонялись бурханам и по настоящему не переходили в православие.

Со времени октябрьского переворота 1917 года ситуация изменилась. Калмыки в своей массе поддержавшие белых и воевавшие замечательно, вызывали у красных гнев, ужас, животный страх, поэтому, когда Гражданская война докатилась до калмыцких улусов, большевики с особой жестокостью расправлялись с местным населением. В нашем Госархиве сохранились документы - свидетельства жестокости красноармейских отрядов, будучи студентом-историком лично видел многие из них. Современник этих событий Иван Бунин в 1920 году констатировал: «Погиб целый народ – калмыки». Действительно, в тех страшных днях погибло более половины нашего народа. При довоенной численности примерно в двести сорок – двести шестьдесят тысяч в 1926 году нас осталось только сто двадцать девять тысяч человек.

Большевики, не привыкшие церемониться, продолжали свою политику по отрешению калмыков от собственной культуры все семьдесят лет советской власти. Уничтожив половину народа, стали внедрять в сознание, что вся предыдущая история - «беспросветная жизнь калмыцкого народа», тем самым лишая народ исторической памяти искусственно делая его безродным. Далее стали издеваться над письменностью, разрушили религию, выхолостили традиции и устои, планомерно уничтожали лучших людей, в первую очередь тех, кто мог олицетворять собой дух и интеллект народа. Калмыцкая дореволюционная интеллигенция, цвет нации, была уничтожена либо оказалась в эмиграции, либо как Номто Очиров сидели в тюрьмах и лагерях. Первое поколение советской калмыцкой интеллигенции было почти полностью репрессировано в тридцатые годы. Во время Великой Отечественной войны, пользуясь тем, что мужчины сражались в рядах действующей армии, выслали женщин, стариков и детей в Сибирь.

Калмыцкий народ – сильный народ. Один из самых стойких в мире. Ученые говорят, что мало кто сможет выдержать двойной геноцид на протяжении жизни одного поколения. Ведь в таких условиях теряются не только духовные, социальные, культурные, но даже родственные связи. Тем не менее, мы, за двадцать пять лет в суммарной численности, потеряв до 75-80% людей, не сломились, не пали духом. В нечеловеческих условиях, теряя близких, пухнув от голода, замерзая от свирепых морозов, не просто выживали, а выживали с верой в национальное возрождение, с непоколебимым желанием вернуться в родные степи и доказать окружающим и всему миру что мы есть, что мы всегда будем в этом мире. И мы вернулись, сохранив язык и культуру, свою ментальность.

Возможно, секрет нашей этнической сплоченности и веры в лучшее - в духе победителей. Мы одни из немногих в мире, кто никогда за всю историю не были покоренными. И дух победителя, бурливший в нас, незаконно и несправедливо оболганных и репрессированных, стремился доказать всему миру, что мы не предатели, что мы лучшие. Почти стопроцентное возвращение калмыков на родину – свидетельство того, что мы не смирились со своей участью. И это мощнейший сигнал нам от наших аав и ээдж – сохранить свою культуру, воссоздать духовные ценности и быть победителями.

Люди, вернувшись из ссылки, вдохновленные воздухом родины, свободы, с новыми силами обустраивали родную республику. Это было время великого строительства и мощнейшего духовного и культурного подъёма. И в то же время эти годы стали переломными для калмыцкой культуры. Уже в семидесятых в большинстве калмыцких семей в качестве бытового языка употреблялся русский. Казалось бы, используя тот пассионарный подъем, национальную газету, радио и телевидение, многочисленные учреждения культуры и досуга, можно было бы легко сделать калмыцкий язык общеупотребительным. Однако, всё оказалось не так просто, как может показаться сейчас, спустя 40 – 50 лет. КГБ и партия не дремали, а четко отслеживали настроения в обществе. Видимо, уровень духовного подъёма нации начал зашкаливать и… начались показательные процессы. Калмыцкую нацию старались унизить ещё раз. Чекисты находили бывших полицаев, солдат КККК, кстати, уже отсидевших за содеянное, и устраивали публичные судебные слушания, с отречениями детей от родителей. Кстати, «свидетели» преступлений не узнавали «злодеев», был даже курьезный случай, когда свидетель, не разобравшись, кто где находится, указал на прокуроров как на … убийц и палачей. Эти показательные процессы имели одну цель – дать народу четкий сигнал о недопущении советской властью никаких национальных движений, напомнить о Сибири. Вы что забыли, откуда недавно вернулись? – вот главный идеологический посыл КПСС. Стали закрываться национальные школы, а взрослые, опасаясь реальных репрессий, даже в семьях стали говорить на русском. Народ ещё помнил, сколько людей погибло из-за незнания языка.

Таким образом, советская власть управляла Калмыкией, используя классический метод кнута и пряника. При мощном экономическом подъёме, национальное стало развиваться только в специализированных «очагах культуры» под зорким и неусыпным оком партийных чиновников и сотрудников КГБ. В конце концов, этническая культура маргинализировалась и в начале XXI века почти исчезла.

С конца восьмидесятых наступил очень благоприятный период для проведения самостоятельной культурной политики в регионах страны. Государство сосредоточилось на получении экономических прибылей. С тех пор все остальные стороны жизни руководителей страны мало интересуют, лишь бы социальных потрясений не было. Поэтому многие регионы с успехом воспользовались ситуацией. Татарстан, Якутия, Башкирия и многие другие проводят самостоятельную и ответственную культурную политику. Сохраняют и наращивают языковое, образовательное и информационное пространство.

Хотя наша республика и не стоит совсем в стороне от этих процессов, но в то же время два геноцида и семьдесят лет воинствующего манкуртизма сделали свое дело. Истинно национальное для многих чиновников, интеллигенции, даже некоторых религиозных деятелей считается делом второстепенным. Современная калмыцкая культура развивается, по сути, благодаря энтузиазму одиночек. Манкуртское мышление, усиленно взращиваемое в СССР, пустило корни в нашем обществе. Нашу великую культуру сегодня убивает не государство, не какая-то злобная политическая сила – только равнодушие и невежество.

Любой экономический кризис в государстве можно пережить, затянув пояса, а потеря морали, как правило, оборачивается войнами, разгулом преступности, утратой государственности и распылением или даже исчезновением народа. Что уже однажды случилось с Джунгарским ханством.

История имеет свойство повторяться с теми, кто не ценит уроки прошлого и пытается упорно наступать на грабли.

ХХ век словно катком прошелся по нашему народу, самые лучшие, пассионарные люди погибли в войнах и сталинских лагерях. Только сейчас начинают восстанавливаться интеллектуальные и духовные силы народа. Слава Вечному Синему Небу появляются люди, способные мыслить и действовать, планировать и строить будущее.

Пришло время выкорчевывать манкуртизм.

И первое, на что важно обратить внимание – национальное образование. Обучение калмыцкому языку находится на самом низком  уровне. Нет отвечающей времени учебной программы и учебников по калмыцкому языку. Это нонсенс. И, кстати, прямое свидетельство равнодушия чиновников, ученых, да и самого общества.

Но ситуация меняется, создаются инициативные группы и центры, создающие учебные и методические пособия как в помощь учителям, так и для желающих изучать калмыцкий язык. Теперь по большому счету слово за чиновниками. В прошлом номере мы писали о создании Общественного совета по развитию калмыцкого языка, который возглавил А.М. Орлов. Глава региона собственным примером решил показать важность проблемы. Насколько чиновникам понятен сигнал руководителя? Это мы увидим, прежде всего, в бюджете республики. Надеемся, что в правительстве теперь будет согласие между минобром, минэкономики и минфином по поводу развития национального образования.

Ещё один важный момент для общественного сознания – история. Историческая память скрепляет народ, дает важнейшую основу для произрастания национального духа. Сегодня по результатам опросов только три - пять процентов детей и взрослых хоть что-то знают о своей истории. Получается, наши великие предки прожили свои жизни зря, раз потомки не хотят знать о них. Незнание собственной истории делает народ безродным, сиротой, будущее такого народа всегда будет туманным, но вполне предсказуемо печальным.

Исторический путь нации – это не только события и личности, это и мораль, и уникальное мировоззрение, и умения взаимодействовать и находить решения в трудных или спорных ситуациях. Если мы вырастим детей манкуртами, у нас не будет не только будущего, но даже и прошлого. Что уже происходит. Например, в Казахстане с высоких трибун открыто заявляют, что именно они являются преемниками Джунгарского ханства, Китай в ЮНЕСКО защищает наш эпос «Джангар» как творение китайского народа, наш вклад в становление Российской империи просто вычеркнут из учебников - список можно продолжать. А что же калмыки, где, потрясавшие своим духом весь мир, великие ойраты? А они не знают свою историю и культуру, не помнят предков и их великих деяний. Недаром говорят, равнодушие убивает.

Сегодня, после стольких лет унижений, гонений, физического уничтожения и культурной агрессии, наступило светлое время для нашего народа. Мы самостоятельны в выборе культурной политики, свободны в выборе духовных ценностей. Наши предки сумели выжить в нечеловеческих условиях, заново отстроить республику и дать нам жизнь. Настал черед нашего поколения. Сумеем ли мы сохранить и приумножить национальное достояние, будут ли нами гордиться потомки? Пока это сложный вопрос. Но у нас есть все ресурсы для движения вперед. Главное помнить, культура – это не нечто абстрактное – это лицо и дух нации, её прошлое, настоящее и будущее.

 

Примечание

Понятие. Манку́рт, согласно роману Чингиза Айтматова «Буранный полустанок» («И дольше века длится день»), это взятый в плен человек, превращённый в бездушное рабское создание, полностью подчинённое хозяину и не помнящее ничего из предыдущей жизни.

Согласно Айтматову, предназначенному в рабство пленнику обривали голову и надевали на неё шири — кусок шкуры с выйной части только что убитого верблюда. После этого ему связывали руки и ноги и надевали на шею колодку, чтобы он не мог коснуться головой земли; и оставляли в пустыне на несколько дней. На палящем солнце шири съёживалась, сдавливая голову, волосы врастали в кожу, причиняя невыносимые страдания, усиливаемые жаждой.

Через какое-то время жертва либо гибла, либо теряла память о прошедшей жизни и становилась идеальным рабом, лишённым собственной воли и безгранично покорным хозяину. Рабы-манкурты ценились гораздо выше обычных.

В романе рассказывается о том, как молодого кипчака Жоламана, попавшего в плен к жуаньжуанам, сделали манкуртом. Его мать Найман-Ана долго искала сына, но когда она нашла его, он её не узнал. Более того, он убил её по приказу своих хозяев.

Употребление. В переносном смысле слово «манкурт» употребляется для обозначения человека, потерявшего связь со своими корнями, забывшего о своём родстве.

Термин приобрёл особую популярность на территории стран СНГ, в качестве презрительной клички для тех, кто равнодушно относится к своей национальной культуре и не говорит на национальном языке.

Украинский публицист Лилия Вертипорох пишет

«Манкурт - это человек, у которого империя удалила сердце и мозги, оставив только желудок. По сути, это продолжение политики культурного геноцида украинцев и фиксации результатов физического геноцида».

Российский журналист, публицист Владимир Соловьев о манкуртизме пишет:

«Стало модно пренебрежительно отзываться о своей Родине. Не о правительстве, а именно о Родине. Для меня эти люди не существуют. С ними не о чем говорить. Они - генетическая мутация. Историческая память, уважение к памяти предков - для них пустые слова. Конечно, они дышат, ходят, едят и потребляют. Но людьми для меня не являются -манкурты. Прав был Чингиз Айтматов. Свою ущербность они проявляют агрессией - у них все виноваты, конечно, кроме них самих. Их довольно много и они считают, что количество их оправдывает».

Материал примечания взят из Википедии http://ru.wikipedia.org/wiki/%CC%E0%ED%EA%F3%F0%F2

Басан Захаров

Комментарии

Чтобы комментировать, авторизуйтесь!

X

Счетчики и Сертификаты

Яндекс.Метрика
X

Ваш аккаунт заблокирован!

Администрация сайта "Уникальная Калмыкия" заблокировала Ваш аккаунт.

Причиной блокировки аккаунта стало нарушение Пользовательского соглашения.

Для разблокировки Вы можете написать нам письмо.

Чтобы закрыть это сообщение, нажмите Выход

X

Авторизация через социальные сети

Авторизуясь, вы принимаете Пользовательское соглашение.