Что из себя представляла экономика ссср перед войной

Важно и полезно по теме: "Что из себя представляла экономика ссср перед войной" от профессионалов просто и понятно. Дочитайте статью до конца - это решит все вопросы. Если все-таки остались какие-либо вопросы, то задавайте их дежурному юристу.

Что из себя представляла экономика СССР перед войной

Баланс народного хозяйства

Обеспечение потребностей военного хозяйства СССР происходило на основе планового перераспределения производительных сил на нужды Отечественной войны. Перераспределение производительных сил и материальных фондов видно из сравнения баланса народного хозяйства СССР за 1940 мирный год и баланса военного хозяйства СССР за 1942 и 1943 военные годы.

Баланс народного хозяйства, как выражение процесса расширенного социалистического воспроизводства, включает в себя:

во-первых, производство и распределение общественного продукта;

во-вторых, производство и распределение основных фондов;

в-третьих, баланс и распределение рабочей силы;

в-четвёртых, производство и распределение народного дохода;

в-пятых, баланс денежных доходов и расходов населения; [64]

в-шестых, баланс и распределение материальных фондов.

Баланс военного хозяйства СССР является не чем иным, как балансом народного хозяйства, поставленного на службу Отечественной войне. Весь общественный продукт материального производства СССР в 1942 военном году уменьшился по сравнению с уровнем 1940 мирного года вследствие оккупации ряда промышленных районов страны. При этом структура общественного продукта изменилась следующим образом:

а) производственное потребление в 1940 мирном и 1942 военном годах осталось на уровне 43%;

б) личное потребление населения уменьшилось с 42% в 1940 году до 38% в 1942 году;

в) накопление уменьшилось с 11% в 1940 году до 2% в 1942 году;

г) военные расходы, не считая личного потребления военнослужащих, увеличились с 4% в 1940 году до 17% в 1942 году.

Таким образом, рост военных расходов сократил долю общественного продукта, идущую на накопление и личное потребление трудящихся. В 1943 году размеры общественного продукта СССР выросли по сравнению с 1942 годом на 32 млрд. руб., при абсолютном приросте потребления, накопления и военных расходов. Удельный вес производственного потребления остался на уровне 1942 года, а доля личного потребления уменьшилась на один пункт в пользу военных расходов и на два пункта в пользу накопления.

Основные фонды социалистических предприятий на протяжении второго полугодия 1941 года, в связи с оккупацией гитлеровской Германией ряда советских районов, сократились на 215 млрд. руб. (в ценах [65] 1945 года) и оставались примерно на этом уровне в 1942 году. Расширенное воспроизводство основных фондов в 1942 году в восточных районах СССР лишь компенсировало потери, понесённые в том же году народным хозяйством от военных действий. Однако уже в 1943 году основные фонды социалистических предприятий выросли по сравнению с 1942 годом на 63 млрд. руб., хотя ещё и не достигали довоенного уровня. (

Численность рабочих, служащих, колхозников и кустарей в трудоспособном возрасте в 1942 году, в связи с оккупацией гитлеровской Германией части территории СССР, уменьшилась по сравнению с 1940 годом. Однако уже в 1943 году эта численность увеличилась по сравнению с 1942 годом на 5 млн. человек. При этом доля рабочих, служащих и кооперированных кустарей, занятых в материальном производстве, в численности всего занятого трудоспособного населения СССР повысилась с 34% в 1940 году до 37% в 1942 году. Количество работников в культурно-бытовых и административных учреждениях сократилось в 1942 году по сравнению с 1940 годом почти вдвое, а доля их во всём трудоспособном населении СССР снизилась с 12% до 11%. Общая численность трудоспособных колхозников также уменьшилась, а доля их во всём занятом трудоспособном населении СССР снизилась с 53,5% до 52%.

Народный доход СССР, так же как и весь общественный продукт в 1942 военном году, уменьшился по сравнению с 1940 годом в связи с потерей части населения и производственных мощностей, хотя на сравнимой территории СССР (в восточных районах) народный доход увеличился за 1942 год на 3%. В 1943 году по сравнению с 1942 годом народный доход СССР вырос [66] на 13%. При этом структура народного дохода в 1942 году изменилась следующим образом:

а) доля накопления уменьшилась с 19% в 1940 мирном году до 4% в 1942 военном году;

б) доля потребления уменьшилась с 74% в 1940 году до 67% в 1942 году;

в) доля военных расходов, не считая личного потребления военнослужащих, увеличилась с 7% в 1940 году до 29% в 1942 году.

Изменение структуры общественного продукта и народного дохода нашло своё отражение в балансе денежных доходов и расходов населения СССР. Денежные доходы населения в 1942 году уменьшились по сравнению с 1940 годом. Однако в 1943 году наступил перелом: по сравнению с 1942 годом денежные доходы населения от социалистических предприятий увеличились на 31 млрд. руб., в том числе заработная плата увеличилась на 18 млрд. руб., денежные доходы сельскохозяйственного населения увеличились на 8 млрд. руб., пенсии, пособия многодетным матерям и выплаты по займам увеличились на 4,4 млрд. руб.

Денежные расходы населения за 1942 год также уменьшились по сравнению с довоенным 1940 годом. Однако в 1943 году и здесь наступил перелом: денежные расходы соответственно увеличились по сравнению с предыдущим годом на 30 млрд. руб. Таким образом, соотношение между денежными доходами и денежными расходами населения СССР в 1942 и 1943 военных годах почти не изменилось.

В период военной экономики баланс денежных доходов и расходов населения по сравнению с довоенным периодом существенно изменился: если в 1940 предвоенном году денежные расходы населения частично превышали денежные доходы, что означало сокращение [68] денежного обращения в стране, то в 1942 военном году, напротив, денежные доходы населения превышали денежные расходы в связи с сокращением розничного товарооборота, что означало увеличение денег в обращении. Эти изменения в балансе денежных доходов и расходов населения нашли своё отражение и в государственном бюджете.

Ещё более крупные изменения в период военной экономики СССР произошли в структуре материальных балансов: электроэнергии, топлива, металла и оборудования. Крупнейшей проблемой первого периода военной экономики СССР была диспропорция между резко возросшим уровнем производства в восточных районах СССР и явно недостаточной базой энергоснабжения, в связи с чем пришлось ограничить потребление электроэнергии ряда отраслей народного хозяйства в пользу военной промышленности, металлургии и угольной промышленности.

Борьба за ликвидацию в восточных районах СССР диспропорции между потребностью промышленности и уровнем производства электроэнергии путём наращивания мощностей электростанций и форсирования добычи топлива увенчалась во второй половине 1942 года и особенно в 1943 году крупными успехами. В восточных районах СССР в 1942 году было введено в действие турбин на 672 тыс. кет и в 1943 году — на 762 тыс. кет, в том числе на Урале в 1942 году введено в действие турбин мощностью 443 тыс. кет и в 1943 году — 368 тыс. кет. В результате этого прироста энергетических мощностей диспропорция в ряде восточных районов, в том числе на Урале, на протяжении 1943 года в основном была преодолена.

Не менее острой проблемой военной экономики СССР был баланс топлива, напряжённость которого связана [69] с перемещением промышленности и транспорта на восток, временной оккупацией Подмосковного угольного бассейна и более длительной оккупацией и разрушением гитлеровской Германией основного угольного бассейна СССР — Донбасса. Поставка народному хозяйству СССР всех видов топлива в 1942 году уменьшилась по сравнению с 1940 годом более чем в два раза: с 188 1млн. т условного топлива до 92 млн. т. Дальность железнодорожных перевозок угля увеличилась с 694 км в 1940 году до 857 км в 1942 году. Борьба за топливо, за уголь приобрела исключительно важное значение. В 1943 году топливные ресурсы СССР увеличились по сравнению с 1942 годом на 22 млн. т условного топлива и в 1944 году — дополнительно на 25 млн. т, главным образом за счёт прироста добычи угля. Героическим трудом горняков — одного из передовых отрядов рабочего класса — военное хозяйство СССР топливом было обеспечено.

Читайте так же:  Калькулятор расчёта компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении

В распределении угля за период военной экономики произошли существенные изменения. Доля потребления промышленности осталась на уровне 53% от всего потребления угля, хотя абсолютно размеры потребления уменьшились. В общем объёме промышленного потребления угля доля электростанций увеличилась с 22% в 1940 году до 29% в 1942 году. Увеличилась в потреблении угля также доля военного машиностроения. Потребление угля на нужды транспорта увеличилось с 31% в 1940 году до 34% от всего потребления угля в 1942 году. Наиболее значительное сокращение потребления угля произошло за счёт коксования, которое снизило свою долю в промышленном потреблении угля с 34% в 1940 году до 23% в 1942 году в связи с временной оккупацией [69] районов южной коксохимической промышленности СССР. Таким образом, в общем потреблении топлива возрос удельный вес железнодорожного транспорта, а также электростанций и военного машиностроения.

Перераспределение материальных фондов за период военной экономики СССР наиболее ярко видно на балансе металла. Современная война ведётся металлом. Металл — это танки, самолёты, артиллерия, боеприпасы. Борьба за металл является борьбой за победу в Великой Отечественной войне. Наращивание мощностей в чёрной металлургии и перераспределение металла в интересах военной промышленности представляло одну из важнейших задач хозяйственного руководства в период военной экономики СССР в обстановке, когда 60% мощностей чёрной металлургии выпало из баланса военного хозяйства в связи с временной оккупацией Запорожья и Донбасса.

Для обеспечения нужд военной промышленности потребовалось коренным образом перестроить производство проката чёрных металлов в пользу качественного проката, требуемого для производства военной техники. В результате в 1942 году только в восточных районах СССР качественного проката было выпущено на 6% больше того, что производилось в 1940 году на всей территории СССР, включая южную металлургию. Производство снарядной заготовки и бронелиста в восточных районах СССР увеличилось в 1942 году в |1,8 раза по сравнению с тем, что произведено на всей территории СССР в 1940 году. Доля качественного проката во всём производстве проката выросла в 11942 году по сравнению с 1940 годом в 2,6 раза, а доля рядового проката в то же время сократилась в 2 раза. Особенно сократилось производство строительного металла, доля которого во всём производстве [70] проката в 1942 году по сравнению с 1940 годом снизилась в 2,5 раза. Около 91% проката чёрного металла в период военной экономики направлялось на производственные цели, в том числе непосредственно на военное производство, не считая потребления смежных предприятий, направлялось в 1942 году около 70% всего проката.

Крупнейшим источником увеличения производственных мощностей военных предприятий в период военной экономики явилось перераспределение оборудования, особенно станков, в пользу военной техники. Огромные масштабы перераспределения машинного оборудования стали возможными благодаря наличию социалистического хозяйства и ликвидации частной собственности на средства производства. Эти особенности военного хозяйства СССР позволили/ Советскому государству сосредоточить мощные производительные силы на изготовлении первоклассной военной техники. Если в промышленности дореволюционной России было всего лишь 72 тыс. металлорежущих станков, то в СССР в 1940 году было уже 710 тыс. значительно более совершенных технически и более производительных станков. В дореволюционной России было всего лишь 7 тыс. прессов и молотов, а в СССР в 1940 году их было уже 80 тыс. единиц. Большая часть этого оборудования социалистической промышленности в дни Отечественной войны была направлена на производство военной техники.

В балансе военного хозяйства СССР в период военной экономики некоторую роль играли также импортные ресурсы. Внешняя торговля СССР обеспечивает для народного хозяйства дополнительные резервы, позволяющие Советскому государству увеличивать темпы воспроизводства. В период Отечественной войны импорт товаров в СССР увеличился с 1 446 млн. руб. в 1940 году до 2756 млн. руб. в 1942 году и до 8460 млн. руб. в 1943 году. В то же время экспорт товаров из СССР сократился с 1 412 млн. руб. в 1940 году до 399 млн. руб. в 1942 году и 373 млн. руб. в 1943 году. Таким образом, внешнеторговый баланс СССР в период военной экономики резко изменился: импорт товаров увеличился почти в пять раз, а экспорт товаров сократился более чем в три раза. [73]

Увеличение импорта товаров (преимущественно сырья и материалов) произошло за счёт поставок союзников СССР в войне против Германии и Японии. Однако, если сравнить размеры поставок союзниками промышленных товаров в СССР с размерами производства промышленной продукции на социалистических предприятиях СССР за тот же период, то окажется, что удельный вес этих поставок по отношению к отечественному производству в период военной экономики составит всего лишь около 4%.

Планирование баланса народного хозяйства является отличительной особенностью военной экономики СССР. Это — наиболее сложная ступень планирования народного хозяйства, ставшая возможной в условиях социалистического общества. Ни одна капиталистическая страна не может решить эту задачу. В Соединённых Штатах Америки в период второй мировой войны буржуазное государство могло лишь обеспечить ограниченный контроль за распределением стратегического сырья. Вместе с окончанием заказов военного периода закончил своё существование и этот временный контроль.

Таким образом, отличительной особенностью баланса народного хозяйства СССР в период военной экономики является плановое перераспределение народного дохода, общественного продукта, материальных фондов и рабочей силы в пользу Отечественной войны. В результате победы социалистической индустриализации была обеспечена независимость военной экономики СССР в самый тяжёлый период её испытания.

Военная экономика СССР

С началом военных действий перед советским народом встали сложные задачи, решение которых было затруднено по причине потери важных в экономическом отношении регионов. На оккупированной врагом территории СССР производилось до 33% всей валовой продукции страны. Особенно пострадала тяжелая промышленность. Оккупированные районы давали до войны 71% общесоюзной выплавки чугуна, 58% выплавки стали и 57% проката черных металлов. Был потерян Донецкий угольный бассейн, где в 1940 г. удалось добыть до 60% всего угля. В целом по стране основные производственные фонды в 1941 г. сократились на 28% по сравнению с довоенным временем.

Огромный ущерб понесло сельское хозяйство страны. Враг оккупировал территории, где производилось до 87% всего сахара, 50% общесоюзного зерна. Оказались потеряны высокоразвитые зерновые, молочно-мясные совхозы, конезаводы, элитные хозяйства крупного рогатого скота.

Оккупированные районы имели разветвленную сеть железных дорог. Здесь до войны на 1 тыс. кв. км приходилось 39 км железнодорожных путей (в США на 1 тыс. кв. км приходилось тогда 40 км ж/д путей).

С первых же дней войны предпринимались попытки по спасению промышленного оборудования предприятий важнейших отраслей экономики. 24 июня 1941 г. постановлением СНК и ЦК ВКП(б) был создан Совет по эвакуации. После реорганизации Совета, проведенной в июле, его возглавил первый секретарь ВЦСПС Н. М. Шверник. В состав этого органа входили также А. Н. Косыгин, М. Г. Первухин, А. И. Микоян, М. 3. Сабуров и некоторые другие специалисты Госплана, а также различных наркоматов.

Читайте так же:  Документы, необходимые для регистрации квартиры в новостройке от дольщика, застройщика, для обращени

27 июня 1941 г. было принято постановление ЦК ВКП(б) и СНК «О порядке вывоза и размещения людских контингентов и ценного имущества». За первые 4 месяца войны правительство сумело организовать вывоз оборудования всех заводов танковой, авиационной, мотостроительной и других отраслей промышленности военного назначения. В кратчайший срок на восток было эвакуировано более 1360 крупных, преимущественно военных предприятий. Только из одной Москвы оказалось отправлено на восток свыше 210 предприятий, из Киева — около 200. Заместителем председателя Совета по эвакуации, возглавлявшим группу по вывозу промышленных объектов, а также уполномоченным ЦК партии и СНК по проведению эвакуации из Москвы и области являлся А. Н. Косыгин. В связи с большим объемом работ с 25 октября 1941 г. наряду с Советом по эвакуации действовал также Комитет по эвакуации запасов продовольствия, сырья, промышленных товаров, оборудования текстильных, швейных и табачных фабрик и мыловаренных заводов.

Однако, несмотря на предпринимаемые меры, далеко не все оборудование, имущество и продовольствие удалось вывезти на восток страны. Уже 29 июня 1941 г. последовала директива СНК и ЦК ВКП(б), в которой говорилось, что «все ценное имущество, в том числе цветные металлы, хлеб и горючее, которое не может быть вывезено, должно безусловно уничтожаться». Был разрушен Днепрогэс. Часть оборудования электростанции эвакуировали, а саму станцию взорвали. Хозяйственная группа немцев «Юг» в своем отчете за ноябрь 1941 г. доносила в Берлин о том, что «нет ни одного предприятия, в котором не были бы произведены взрывы или разрушения. Разрушения охватывают не только заводы, но и распространяются на инструменты, мастерские, планы и различную документацию всех видов, которые эвакуированы или уничтожены».

Выполняя директиву правительства, советский народ уничтожал на корню урожай 1941 г., который повсеместно удался. В ряде случаев имела место раздача продовольствия населению и частям Красной Армии. Против последнего решительно возражал Сталин, заявляя, что войска при этом «могут превратиться в банды мародеров».

Срочность мер по уничтожению продовольствия и оборудования диктовалась тем, что наступление вражеских войск осуществлялось стремительными темпами. Так, уже 28 июня был взят Минск, где находилось свыше 330 промышленных предприятий. Эвакуировать их не удалось вследствие перехвата коммуникаций врагом, разрушении, общего пожара и бомбардировок. Учитывая скорость продвижения гитлеровцев, Сталин 10 июля 1941 г. направил секретарю КП(б) Украины Хрущеву записку, в которой от имени ГКО обязал последнего в случае отхода советских войск уничтожать технику, скот и другое имущество в.районе «70-верстной полосы от фронта».

Потеря жизненно важных густонаселенных территорий с мощной индустрией и высокопродуктивным сельским хозяйством, которая сопровождалась перебазированием промышленности и транспортных средств на восток страны, привела к тому, что в ноябре 1941 г. уровень среднемесячного производства стал самым низким за все годы войны и составил лишь 51,7% общего объема производства в ноябре 1940 г. В это время полностью прекратился выпуск отдельных видов продукции машиностроения. Остановились все шахты не только Донецкого, но и Подмосковного угольного бассейна. Это был первый период военной экономики СССР, продолжавшийся до июня 1942 г. Военно-промышленный потенциал противника в указанное время оказался значительно выше, чем у Советского Союза.

В феврале 1942 г. за членами ГКО были персонально закреплены конкретные направления работ. Контроль за выполнением решений ГКО по производству танков возлагался на Молотова. Маленкову поручалось сосредоточить свои усилия на выполнении заданий по выпуску самолетов и моторов, а также по работе Военно-воздушных сил. Берия должен был курировать производство вооружения и боеприпасов.

Второй период в развитии военной экономики СССР охватывал время с июля 1942 г. по октябрь 1943 г. Это был период решительного перелома, который обеспечил превосходство в вооружении над противником. Падение промышленного производства удалось приостановить лишь в самом конце 1941 г. С марта 1942 г. можно говорить о начале его роста. Однако в целом советское преимущество в соотношении военно-экономических сил и техники обозначилось только к лету 1943 г., неуклонно нарастая после Курской битвы. Все большее внимание уделялось изготовлению новых типов и образцов вооружений: танков, самолетов, артиллерии. С весны 1943 г. советская авиационная промышленность ежемесячно выпускала в среднем 2,5 тыс. боевых самолетов, или 30 тыс. в перерасчете на годовое производство, в то время как германская промышленность произвела в 1943 г. 25,5 тыс. боевых самолетов.

Третий период развития военной экономики — с ноября 1943 г. по май 1945 г. — проходил под знаком нарастающего превосходства СССР в масштабах военного производства. Важным моментом, обеспечившим этот рост, стала высокая концентрация оборонной промышленности в восточных районах страны.

По мере освобождения оккупированных территорий Советского Союза началось восстановление ряда отраслей промышленности. 13 апреля 1942 г. ГКО утвердил план строительства и воссоздания черной металлургии в центральных и южных районах страны. 21 августа 1943 г. СНК и ЦК ВКП(б) утвердили постановление «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации». Для выполнения этой задачи был создан специальный Комитет при СНК, в состав которого вошли А. И. Микоян, Н. А. Вознесенский, А. А. Андреев и другие ответственные работники.

29 марта 1944 г. ГКО принял развернутое постановление «О первоочередных мероприятиях по восстановлению промышленности и сельского хозяйства Ленинграда в 1944 г.». В Постановлении предусматривалось добиться значительного роста производства в 1944 г. и довести его до 25% довоенного уровня. Для восстановления народного хозяйства освобожденных районов в 1942-1945 гг. правительством было выделено 39,5 млрд рублей, в том числе 14,2 млрд рублей в 1944г. и 18 млрд рублей в 1945 г.

С завершением Великой Отечественной войны ГКО 26 мая 1945 г. принял постановление «О мерах по перестройке промышленности в связи с сокращением производства вооружения». Таким образом, был сделан очередной шаг к переводу народного хозяйства на мирные рельсы. На военных заводах началось расширение производства машин и гражданской продукции в целом. В 1945 г., по сравнению с 1944 г., выпуск военной продукции сократился на 31%.

Состояние общества и экономики СССР перед Великой Отечественной войной

Городское население жило по сравнению с сельским лучше, так как в городах и на крупных предприятиях можно было приобрести сначала по карточкам, а потом и без них необходимые продукты питания и товары ширпотреба. Но и здесь была жесткая географическая стратификация снабжения: во многих районах и областях страны люди годами не видели в магазинах мясных продуктов или рыбы.

В городах существовали элементарные блага цивилизации — водоснабжение и канализация, газ, электроснабжение. Всего этого значительная часть сельского населения была лишена. Гораздо хуже на селе были поставлены народное образование и медицинская помощь.

Население страны постепенно привыкло к лишениям всякого рода как к неизбежным жизненным трудностям и утешалось тем, что советская система гарантировала занятость, предлагала плохое, но все же бесплатное обучение и медицинское обслуживание, самое же главное — обещала защиту от внешнего нападения. Надежда на то, что следующее поколение будет жить лучше, вера в то, что грядет светлое будущее — сначала социализм, а потом уже и коммунизм, неустанно поддерживалась гигантским пропагандистским аппаратом, а для того, чтобы от этой веры никак не уклонялись, существовал еще и репрессивный аппарат. О нем знали не понаслышке, убедившись в его всесокрушающей силе если не на собственной шкуре, то на примерах своих родственников, друзей и знакомых.

Мало кто задумывался над тем, что живет не от щедрот государства или партии, или самого товарища Сталина, которому, конечно же, все благодарны за счастливую жизнь (иной ведь и быть не могло) и бесплатное образование, и медицинскую помощь, а за счет труда всех граждан государства — да так, что они, в большинстве своем, об этом и не подозревают вовсе, заработную плату получают в чистом виде, только подоходный да культналог высчитывают. А о тех кто задумывался, память быстро стиралась.

Читайте так же:  Что мог купить иуда на 30 сребреников в наше время

Система — с недавнего времени ее именуют командно-административной — обеспечивала определенную стабильность в этом многонациональном государстве. К концу 30-х годов становилось все очевиднее, что постоянное идеологическое противопоставление мира социализма миру капитализма идет на пользу устойчивости государства, хотя и ведет к умственному оскудению его граждан. Но и здесь было не все так просто: советские люди знали, что и за рубежом у них есть братья и сестры по классовой их принадлежности. Более политически сознательная часть общества, прежде всего члены ВКП(б), а через них — и менее сознательные, знали также, что Советский Союз стоит как утес среди бушующего капиталистического моря и капиталисты постоянно плетут заговоры при помощи, конечно, всяких там выродков и отщепенцев — троцкистов, бухаринцев, левых и правых, левоправых, буржуазных националистов, монархистов и другой белогвардейской нечисти — чтобы этот утес сокрушить.

Но не зря стоят на страже товарищ Сталин с товарищами. Они зорко вглядываются вдаль, разрушают заговоры и интриги империалистов и даже используют противоречия среди капиталистов к выгоде страны Советов и коммунизма. Тут-то опасаться нечего. Но оборону крепить надо.

Развитие производства в СССР перед Великой Отечественной войной

И ее крепят. К началу второй мировой войны Советский Союз превратился в среднеразвитую индустриальную державу, ресурсы которой едва начинали реализовываться.

Курс на преимущественное развитие производства средств производства, осуществленный за счет крестьянства, на базе всеохватывающей государственной монополии обеспечил экономическую независимость Советского государства. По сравнению с 1928 г. объем валовой продукции всей промышленности Советского Союза увеличился к началу Великой Отечественной войны в 7 раз, а тяжелой промышленности — в 11 раз. Основные фонды выросли к 1940 г. по сравнению с 1928 г. на 128%. Особенно стремительно развивалась промышленность в 1928-1937 гг. К исходу этого десятилетия Советский Союз занимал первое место в мире по добыче марганцевой руды, выработке синтетического каучука, а по выпуску валовой продукции машиностроения, тракторостроения и производству нефти — первое место в Европе и второе место в мире; по производству электроэнергии, чугуна и стали — второе место в Европе и третье в мире; по добыче угля, производству цемента — третье место в Европе, четвертое в мире; по производству алюминия — второе место в Европе и третье в мире. Доля Советского Союза в мировом промышленном производстве составила в 1937 г. около 10%.

Не скрою, что я бы сам не поручился за абсолютную достоверность этих данных. Теперь известно, что официальные цифры выполнения пятилеток были сознательно завышены. И лишь в 60-е годы по ряду отраслей народного хозяйства был достигнут уровень, о котором рапортовали в итогах первой и второй пятилеток.

Видео (кликните для воспроизведения).

К началу 1941 г. решающая отрасль тяжелой промышленности — черная металлургия — обладала производственной базой, оснащенной в большинстве случаев современным оборудованием. 99 доменных печей, 391 мартеновская печь, 207 электропечей, 73 конвертера, 38 электроплавильных печей, 227 прокатных станов, 51 трубопрокатный стан, 139 коксовых батарей — такие цифровые данные о развитии советской черной металлургии приводит на основании изученных им статистических материалов в своей книге советский исследователь Г. С. Кравченко.

Черная металлургия служила основной военно-промышленной базы страны.

Несмотря на энергичные меры по строительству предприятий черной металлургии на востоке страны, предпринятые в годы пятилеток, главной базой металлургии по-прежнему оставались предприятия, расположенные вблизи советской западной границы, на Украине. Там, накануне войны производилось почти 2/3 чугуна, выплавлялось около 1/2 всей стали и проката. Украина давала также 1/3 добыча железной руды и более 2/3 выжига кокса. На восточные же районы страны приходилась примерно 2/3 производства черной металлургии. Лучше обстояло дело с углем, который составлял чуть меньше 1/3 в общем топливном балансе страны. И юго-западных районах производилось немногим более 1/2 всей добычи угля. Кроме Донбасса, уголь разрабатывался в подмосковных районах, на Урале, в Сибири, Средней Азии, Закавказье, на Крайнем Севере. Хотя удельный вес угольной промышленности этих районов был намного ниже удельного веса Донбасса, с точки зрения перспективы развития такое географическое размещение открывало значительные возможности, которые и были использованы в ходе Отечественной войны.

Топливная и металлургическая база в СССР

На востоке воздвигались и предприятия цветной металлургии. Урал и Казахстан поставляли значительную часть стратегического сырья, без которого бесперебойная работа военного производства была бы немыслимой. Развивалось отечественное станкостроение, хотя в большинстве случаев импортное оборудование было по качеству куда выше.

В 30-е годы значительно увеличилась в стране инженерия. Популярными стали инженерные и технические профессии в новых отраслях производства, таких, как автомобильная, авиационная, химическая. К началу 1941 года в стране насчитывалось почти 300 тысяч инженеров с высшим образованием, они составляли треть от общего числа специалистов с высшим образованием, работающих в народном хозяйстве страны. Среднее техническое образование имели до 1,5 миллионов специалистов, но на производстве была занята примерно 1/3 часть.

Несмотря на существенное изменение соотношения между городским и сельским населением в конце 20-х и 30-е годы, накануне войны в сельских районах все еще проживала значительная часть населения страны. Государству удалось создать продовольственные резервы на случай крайней необходимости за счет низкого уровня жизни крестьян и малообеспеченных горожан.

Влияние репрессий в СССР на развитие хозяйства

Все это вместе с причинами экономического порядка не могло не сказаться отрицательно на развитии народного хозяйства, особенно в области черной металлургии. После 1938 г. там наблюдалось падение производства или топтание на месте. В 1938 г. было произведено 14 652 тыс. т чугуна, в 1939 г. эта цифра уменьшилась на 132 тыс. т. Выпуск стали за то же время (1938 г. — 18 057 тыс. т) сократился на 493 тыс. т, проката (1938 г. — 13 258 тыс. т) — на 529 тыс. т.

Положение в черной металлургии обсуждалось ЦК ВКП(б) и Совнаркомом СССР, принявшими 2 июня 1940 г. специальное постановление, реализация которого позволила несколько выправить положение. В 1940 г. по сравнению с 1938 г. производство чугуна выросло на 250 тыс. т, стали — на 260 тыс. т, положение с прокатом продолжало оставаться в 1940 г. неудовлетворительным и начало выправляться лишь в первой половине 1941 г. В 1940 г. было произведено проката на 240 тыс. т больше, чем в 1939 г., но на 145 тыс. т меньше, чем в 1938 г. Некоторое снижение выплавки чугуна, стали и проката замедляло, в свою очередь, развитие машиностроения. Например, производство автомобилей сократилось в 1940 г. по сравнению с 1939 г. на 28%, а тракторов — на 25%.

Широкое распространение в СССР получило применение принудительного труда. В экономике страны система ГУЛАГа, описанного Солженицыным, другими заключенными, а также западными исследователями, занимала существенное место. Можно полагать, что процент принудительного труда, применявшегося в СССР накануне войны с Германией, был выше 20. Следует иметь в виду, что ГУЛАГ был лишь частью, хотя и существенной, системы НКВД. Еще до сих пор нет точных данных о количестве пленников ГУЛАГа. Судя по некоторым данным, в 1939 году в лагерях насчитывалось 8 миллионов заключенных. Смертность там была очень высокой, хотя не было там немецких газовых камер; конвейер смерти был более примитивным из-за отсталой технологии. Здесь просто люди падали от непосильного труда, болезней, голода и унижений, или заключенных убивали во время очередных «очистительных операций».

Читайте так же:  Льготы опекунам детей оставшихся без попечения родителей

В системе НКВД были не только лагеря, но и так называемые шарашки — тюрьмы-лаборатории, где были заточены крупнейшие инженеры и ученые, которые выполняли особо важные задания по оборонной технике.

О месте НКВД в советской экономике можно судить по общегосударственному плану капитальных работ на 1941 год. На долю НКВД приходилось 18% от общего объема, а из предназначенных к вводу в действие объектов — более 12%.

На предприятиях обычного типа дело шло своим чередом, но довольно неважно. Будучи не в состоянии справиться нормальными методами с бесхозяйственностью в общенациональном масштабе, государство ввело в 1938 году трудовые книжки. Они хранились в отделе кадров предприятия и без их предъявления нельзя было поступить на работу, т.е. фактически то была попытка прикрепления работников к предприятию. Однако этого оказалось недостаточно. Новые антирабочие законы последовали в июне и июле 1940 года. Продолжительность рабочего дня была увеличена с 6-7 часов до 8, шестидневная неделя заменена семидневной. Переход рабочих с одного предприятия на другое запрещался. За прогулы и опоздание устанавливались наказания, начиная со штрафа и кончая тюремным заключением. Был также издан указ о запрещении самовольного ухода с работы комбайнерам и трактористам.

Образовав в октябре 1940 года систему Государственных трудовых резервов, предназначенную для подготовки молодых рабочих (от 14 лет), правительство включило в статус новой организации пункт, угрожавший детям тюремным заключением за побег из фабрично-заводского училища.

В 1936 году Сталин объявил, что строительство социализма в СССР в основном завершено, в ходе строительства возник новый тип человека — советский человек. Особенность сталинского социализма заключалась в том, что подавляющая часть населения была прикреплена и к своему производству, и к месту жительства.

[3]

Постоянное напоминание о капиталистическом окружении создавало у населения своего рода «осадую психологию», используя которую, можно было манипулировать людьми как винтиками машины.

В то же время предпринимались энергичные меры, чтобы пропагандировать при помощи печати, радио, кино, народных празднеств, изобразительного искусства советский образ жизни как высшее достижение мировой цивилизации.

К 1941 г. положение в промышленности несколько улучшилось. XVIII партийная конференция, состоявшаяся в середине февраля 1941 г., отметила этот факт и приняла народнохозяйственный план на 1941 г., в котором большое внимание было обращено на развитие тяжелой индустрии и особенно тех ее отраслей, которые были связаны с обороной. В течение первого полугодия 1941 г. промышленное производство по всей стране продолжало быстро расти. Но на горизонте уже собирались тучи войны.

Что из себя представляла экономика СССР перед войной

Советская власть за короткий срок смогла достичь практически невозможного. В короткие сроки, а точнее за 23 года (1917–1940 гг.) она сумела создать большой промышленный потенциал страны. За годы первых пятилеток (1929–1938 гг.) производство увеличилось на 117 %.

Были возведены предприятия-гиганты: Ростсельмаш, Уралмаш, Горьковский автомобильный завод, Харьковский тракторный завод, Днепрогэс. Они стали играть ведущую роль в экономике страны. На их строительство было привлечено большое количество народа, поэтому от начала и до окончания застройки уходило совсем не много времени. На строительство Горьковского автомобильного завода ушло 17 месяцев, а на Сталинградский тракторный завод было потрачено всего 11 месяцев, т. е. менее одного года.

Однако новые отрасли требовали подготовленных кадров. Сначала необходимое количество специалистов приглашали из-за границы. Затем по ходу производственного обучения и выпуску своих молодых специалистов из стен ВУЗов проблема нехватки кадров отпала. Во второй пятилетке возникло стахановское движение (названное в честь рабочего Стаханова), рассчитанное на соревновательный дух в рабочей среде. Передовики-стахановцы повышали производительность труда и за свою работу получали очень большие деньги. Простые рабочие в большинстве случаев из-за этого недолюбливали стахановцев.

Больших объемов производства достигло машиностроение. Его успешное развитие обусловлено мировым экономическим кризисом 1929–1933 гг., когда произошла «затоварка» в капиталистических странах и они вынуждены были срочно искать новые рынки сбыта своей продукции. Отменив все запреты, Запад охотно продавал стратегически важную для СССР продукцию для машиностроения.

Производительность предприятий химической промышленности выросла в 3,2 раза. Производство электроэнергии повысилось в 2,7 раза. В стране добывали больше угля, а выплавка чугуна была увеличена в 2 раза. Легкая промышленность заметно отставала от тяжелой промышленности. Причиной этому послужило сокращение производительности сельского хозяйства.

Технический уровень металлургического производства значительно вырос по сравнению с предыдущими годами, в угольных шахтах появилась техника, облегчающая тяжелый труд шахтеров. Химическая промышленность наладила выпуск искусственного волокна и пластмассы, а пищевая промышленность пополнилась консервными заводами и новыми механизированными хлебозаводами. Государство выполнило свои обязательства, превратив аграрную страну в индустриальную.

В сельском хозяйстве тоже произошли изменения. С введением коллективизации государство направляло для полевых работ тракторы, которые обслуживали МТС (машинно-тракторные станции). Сначала предполагалось, что МТС будут принадлежать в кредит нескольким колхозам с тем, чтобы впоследствии они могли их выкупить. Но колхозы были бедны, поэтому МТС стали государственными, а крестьяне просто пользовались ими. Положение сельского хозяйства к началу войны стабилизировалось и смогло наладить некоторый производственный рост. Полевые работы были механизированы, а деревня постепенно переходила от трехпольного к монопольному земледелию. В помощь колхозникам государство направило авиацию. Но жизнь деревни оставалась очень тяжелой. За произведенный товар, поставляемый колхозами, государство платило совсем мало. Закупочные цены оставались на уровне 1920-х гг. Основным источником существования по-прежнему оставалось собственное подворье и огороды.

Сведения о близости войны заставила Советское государство увеличить объемы выпускаемой военной продукции. Вместо крупных заводов, подобных Россельмашу, стали возводить заводы-дублеры меньшего масштаба. Они строились в разных регионах Советского Союза. Предприятия невоенного направления также выполняли госзаказы на военную продукцию (часто в ущерб себе). В предвоенные годы среднегодовой рост военного производства достиг 39 %, однако сделанные приготовления не смогли вывести СССР на достаточно подготовленный уровень. Военным не хватало самолетов, орудий, танков. В первые месяцы Великой Отечественной войны советские солдаты в основном шли в бой с винтовками против немецких автоматов.

Назад Оглавление Вперед

Послевоенное развитие СССР (стр. 1 из 5)

I. ВОССТАНОВЛЕНИЕ ЭКОНОМИКИ: ЦЕНА УСПЕХА. 3

Состояние экономики СССР после окончания войны.

Экономические дискуссии 1945 — 1946 гг.

II. УКРЕПЛЕНИЕ ТОТАЛИТАРИЗМА. 6

«Демократический импульс» войны.

Изменения в структурах власти.

Новый виток репрессий.

III. ИДЕОЛОГИЯ И КУЛЬТУРА. 9

Восстановление «железного занавеса».

IV. УЖЕСТОЧЕНИЕ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ. 12

У истоков «холодной войны».

Экспорт сталинской модели.

Апогей «холодной войны».

V. СМЕРТЬ СТАЛИНА И БОРЬБА ЗА ВЛАСТЬ. 15 .

Победа в кровопролитной войне открыла новую страницу в истории страны. Она породила в народе надежды на лучшую жизнь, ослабление пресса тоталитарного государства на личность, ликвидацию его наиболее одиозных издержек. Открывалась потенциальная возможность перемен в политическом режиме, экономике, культуре.

«Демократическому импульсу» войны, однако, противостояла вся мощь созданной Сталиным Системы. Ее позиции не только не были ослаблены в годы войны, но, казалось, еще более окрепли в послевоенный период. Даже сама победа в войне отождествлялась в массовом

сознании с победой тоталитарного режима.

Читайте так же:  Могут ли банки изменять процентную ставку по кредиту в одностороннем порядке в кризис

Борьба демократической и тоталитарной тенденции становилась в этих условиях лейтмотивом общественного развития.

I. ВОССТАНОВЛЕНИЕ ЭКОНОМИКИ: ЦЕНА УСПЕХА

Состояние экономики СССР после окончания войны .

Война обернулась для СССР огромными людскими и материальными потерями. Она унесла почти 27 млн. человеческих жизней. Было разрушено 1710 городов и поселков городского типа, уничтожено 70 тыс. сел и деревень, взорвано и выведено из строя 31850 заводов и фабрик, 1135 шахт, 65 тыс. км железнодорожных путей. Посевные площади сократились на 36,8 млн. га. Страна потеряла примерно одну треть своего национального богатства.

К восстановлению хозяйства страна приступила еще в год войны, когда в 1943г. было принято специальное партийно-правительственное постановление «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации». Колоссальными усилиями советских людей к концу войны в этих районах удалось восстановить промышленное производство на треть от уровня 1940 г. Освобожденные районы в 1944 г. дали свыше половины общегосударственных заготовок зерна, четверть скота и птицы, около трети молочных продуктов. Однако как центральная задача восстановления встала перед страной лишь после окончания войны.

Экономические дискуссии 1945 — 1946 гг.

В августе 1945 г. правительство дало поручение Госплану (Н. Вознесенский) подготовить проект четвертого пятилетнего плана. При его обсуждении были высказаны предложения о некотором смягчении волюнтаристского нажима в управлении экономикой, реорганизации

[1]

колхозов. «Демократическая альтернатива» проявилась и в ходе закрытого обсуждения подготовленного в 1946 г. проекта новой Конституции СССР. В нем, в частности, наряду с признанием авторитета государственной собственности, допускалась существование мелких частных хозяйств крестьян и кустарей, основанных на личном труде и исключающих эксплуатацию чужого труда. В ходе обсуждения этого проекта номенклатурными работниками в центре и на местах звучали идеи необходимости децентрализации экономической жизни, предоставления больших прав регионам и наркоматам. «Снизу» все чаще раздавались призывы к ликвидации колхозов в силу их неэффективности. В оправдание этих позиций приводились, как правило, два аргумента: во-первых, относительное ослабление государственного давления над производителем в годы войны, что дало положительный результат; во-вторых, проводилась прямая аналогия с восстановительным периодом после гражданской войны, когда возрождение экономики началось с оживления частного сектора, децентрализации управления и приоритетного развития легкой и пищевой промышленности.

Однако в этих дискуссиях победила точка зрения Сталина, заявившего в начале 1946 г. о продолжении взятого перед войной курса на завершение строительства социализма и построение коммунизма. Это означало и возврат довоенной модели сверхцентрализации в планировании и управлении экономикой, а одновременно и к тем противоречиям и диспропорциям между отраслями экономики, которые сложились в 30-е гг.

Восстановление промышленности проходило в очень тяжелых условиях. В первые послевоенные годы труд советских людей мало чем отличался от военной чрезвычайщины. Постоянная нехватка продуктов (карточная система была отменена лишь в 1947 г.), тяжелейшие условия труда и быта, высокий уровень заболеваемости и смертности объясняли населению тем, что долгожданный мир только наступил и жизнь вот-вот наладится. Однако этого не происходило.

После денежной реформы 1947 г. при средней зарплате около 500 рублей в месяц стоимость килограмма хлеба составляла 3-4 руб., килограмма мяса — 28-32 руб., сливочного масла — свыше 60 руб., десятка яиц — около 11 руб. Чтобы купить шерстяной костюм, нужно

было отдать три средних месячных зарплаты. Как и до войны, от одной до полутора месячных зарплат в год уходило на покупку облигаций принудительных госзаймов. Многие рабочие семьи по-прежнему жили в землянках и бараках, а трудились порой под открытым небом или в не отапливаемых помещениях, на старом или изношенном оборудовании.

Тем не менее некоторые ограничения военного времени были сняты: вновь введены 8-часовой рабочий день и ежегодные отпуска, отменены принудительные сверхурочные работы. Восстановление проходило в условиях резкого усиления миграционных процессов. Вызванных демобилизацией армии (ее численность сократилась с 11,4 млн. человек в 1945 г. до 2,9 млн. в 1948 г.), репатриацией советских граждан из Европы, возвращением беженцев и эвакуированных из восточных районов страны. Другой сложностью в развитии промышленности стала ее конверсия, завершившаяся в основном к 1947 г. Немалые средства уходили и на поддержку союзных восточноевропейских стран.

Огромные потери в войне обернулись нехваткой рабочей силы, что, в свою очередь, вело к росту текучести кадров, искавших более выгодные условия труда.

Компенсировать эти издержки, как и прежде, предстояло увеличением перекачки средств из деревни в город и развитием трудовой активности рабочих. Одним из самых знаменитых починов тех лет стало движение «скоростников», инициатором которого был ленинградский токарь Г.С. Борткевич, выполнивший на токарном станке в феврале 1948 г. за одну смену 13-дневную норму выработки. Движение стало массовым. На некоторых предприятиях были предприняты попытки внедрения хозрасчета. Но для закрепления этих новаций не были приняты меры материального стимулирования, наоборот, при повышении производительности труда понижались расценки. Административно-командной системе было выгодно достижение высоких производственных результатов без дополнительных вложений.

Впервые за долгие годы после войны наметилась тенденция к более широкому использованию научно-технических разработок на производстве, однако она проявилась в основном лишь на предприятиях военно-промышленного комплекса (ВПК), где в условиях начавшейся «холодной войны» шел процесс разработки ядерного и термоядерного оружия, новых ракетных систем, новых образцов танковой и авиационной техники.

[2]

Наряду с приоритетным развитием ВПК преимущество отдавалось также машиностроению, металлургии, топливной, энергетической промышленности, на развитие которых уходило 88% капиталовложений в промышленность. Легкая же и пищевая промышленности, как и прежде, финансировались по остаточному принципу (12%) и, естественно, не удовлетворяли даже минимальных потребностей населения.

Всего за годы 4-й пятилетки (1946-1950 гг.) было восстановлено и вновь построено 6200 крупных предприятий. В 1950г., по официальным данным, промышленное производство превысило довоенные показатели на 73% (а в новых союзных республиках — Литве, Латвии, Эстонии и Молдавии — в 2-3 раза). Правда сюда были включены также репарации и продукция совместных советско-восточногерманских предприятий.

Главным творцом этих несомненных успехов стал советский народ. Его невероятными усилиями и жертвами, а также высокими мобилизационными возможностями директивной модели экономики были достигнуты, казалось, невозможные экономические результаты. Вместе с тем свою роль сыграла также традиционная политика перераспределения средств из легкой и пищевой промышленности, сельского хозяйства и социальной сферы в пользу тяжелой промышленности. Значительную помощь оказали и полученные с Германии репарации (4,3 млрд. долларов), обеспечившие до половины объема установленного в эти годы промышленного оборудования. Кроме того, бесплатным, но весьма эффективным был труд почти 9 млн. советских заключенных и около 2 млн. немецких и японских военнопленных, также внесших свой вклад в послевоенное восстановление.

Видео (кликните для воспроизведения).

Еще более ослабленным из войны вышло сельское хозяйство страны, валовая продукция которого в 1945 г. не превышала 60% от довоенного уровня. Еще более ухудшилось положение в нем в связи с засухой 1946г., вызвавшей сильный голод.

Источники


  1. Алексеев Я.Я. Определитель растений; Книга по Требованию — Москва, 2012. — 261 c.

  2. Крышень А. М. Растительные сообщества вырубок Карелии; Наука — , 2006. — 264 c.

  3. Лучшие рефераты по биологии. — М.: Феникс, 2002. — 352 c.
  4. Что из себя представляла экономика ссср перед войной
    Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here