Можно ли родственникам входить в реанимацию к ребенку что говорит закон, а не врачи

Важно и полезно по теме: "Можно ли родственникам входить в реанимацию к ребенку что говорит закон, а не врачи" от профессионалов просто и понятно. Дочитайте статью до конца - это решит все вопросы. Если все-таки остались какие-либо вопросы, то задавайте их дежурному юристу.

Революция или закономерность? Что врачи думают о законе, допускающем родственников в реанимацию

Законопроект о допуске родственников в реанимацию прошел второе чтение в Госдуме

Новые поправки парламентарии приняли к закону «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Зампред Госдумы Вячеслав Володин пояснил, что поддержка законопроекта стала исполнением соответствующего поручения российского президента Владимира Путина. По словам Володина, такого решения уже давно ждали сотни тысяч россиян.

«Закон был разработан нашими коллегами во исполнение поручения президента РФ Владимира Путина, и его очень ждут сотни тысяч наших граждан», — уточнил заместитель председателя Госдумы.

Авторами законопроекта стали депутаты, возглавил которых Николай Герасименко. Первое чтение документа проходило больше года назад — в июле 2018-го. По задумке законотворцев, родственники и законные представители пациента смогут присутствовать в реанимации и отделениях интенсивной терапии.

Теперь, после того как закон окончательно приняли, Минздрав выставит общие требования к организации посещения больных.

До настоящего момента главный врач больницы мог сам решать, пускать ли родственников пациента к нему в палату. Это нередко возмущало россиян, что и родило идею о соответствующем законопроекте.

Источник фото: Pixabay

Эзотерика или способ помочь?

Многие считают, что присутствие в реанимации родственников помогает больным, поддерживает их и дает силы бороться за жизнь. Если это действительно так, то нововведение может значительно помочь медицине. Однако опрошенные «360» врачи отнеслись к инициативе со скепсисом и недоверием.

По мнению анестезиолога-реаниматолога РНИМУ им. Пирогова Сергея Симбирцева, допускать родственников в палату имеет смысл только для того, чтобы «они могли либо попрощаться со своими родными, либо проявить участие». По словам собеседника «360», другую причину представить сложно.

То, что больным в реанимации становится легче, когда рядом находятся близкие люди, медик назвал эзотерикой.

«Это все эзотерика, это не посчитать научным способом. Может быть, кому-то от присутствия родственников лучше, а кто-то кого-то не хочет видеть — и ему становится хуже. Это такой личный вопрос. Другое дело, что никакой секретности в реанимации не должно быть. Если это не мешает и не нарушает права других пациентов, то, конечно, родственники имеют право видеть», — заявил Симбирцев.

Врач пояснил, что бывает и такое, что близкие видят, насколько плохо пациенту, и начинают биться в истерике — так они делают больному только хуже.

Мое мнение такое: если они делают хуже своим близким и мешают остальным, их надо уже выводить. Да они еще могут принести с собой какие-то микроорганизмы, дополнительную инфекцию, но так они, опять же, сделают хуже только своим близким

По словам Симбирцева, в ряде столичных больниц родственников и раньше пускали в палату в определенное время, но и это вызывало определенные проблемы.

«Очень сложно проконтролировать, чтобы человек был правильно одет и вел себя подобающе месту. Плюс это зачастую отвлекает медперсонал, который обычно сильно занят. Тут надо думать об отдельном человеке, который присутствовал постоянно с этим родственником, чтобы не произошло чего-то… ненужного», — заключил анестезиолог-реаниматолог.

Тем временем врач-кардиолог отделения реанимации Центра профилактической медицины Минздрава России Александр Патрикеев напомнил, что «реанимация и больница — это не тюрьма», поэтому допуск в реанимацию родственников — это «очень важная часть жизни и лечебного процесса».

По словам собеседника «360», не стоит опасаться истерик близких в палате, для этого медики обязаны подготовить гостей к тому, что их ждет в реанимации.

«Существует определенная этика, и родственнику, прежде чем отвести его в палату, нужно объяснить ситуацию, чтобы это не было для него самого шоком. Это ложится на плечи врачей, но мне кажется, что это такая же естественная часть работы — общение с родственниками. В этом ничего сложного нет, и до закона так делали, это было абсолютно нормально. В общем, никакая революция не происходит», — заключил Патрикеев.

Источник фото: Pixabay

«Эмоциональность семьи мешает лечению»: нужно ли впускать родственников больных в реанимацию

В Госдуму внесен законопроект о разрешении родственникам посещать пациентов реанимации и отделений интенсивной терапии. Соответствующий документ опубликован в электронной базе парламента. Поправки коснутся федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», который был принят еще в 2011 году.

Автор инициативы депутат Николай Герасименко ссылается на опыт зарубежных стран, где медики разрешают родственникам больных посещать отделения реанимации. В России такая возможность тоже предусмотрена — она прописана в письме Минздрава «О правилах посещения родственникам пациентов в отделениях реанимации и интенсивной терапии (реанимации)», опубликованном в мае 2017 года. При этом доступ родственников и представителей больного в отделения реанимации не является обязательным и не соблюдается во многих медицинских организациях, подчеркнул парламентарий.

По словам Герасименко, чаще всего допуск посетителей в реанимацию является «жестом доброй воли главного врача». «Это вызывает негативную реакцию в обществе и зачастую снижает эффективность лечения пациентов», — говорится в пояснительной записке к законопроекту.

«Родственникам становится страшно за своих близких»

Каждый пациент реанимации хотел бы иметь возможность видеть своих близких, рассказал «360» Кирилл Крылов. «Родственникам становится страшно за своих близких. Они не знают, что происходит за закрытыми дверьми, а когда они туда заходят, то видят, что медики делают все необходимое», — рассказал он.

По словам Крылова, медики часто не пускают родственников больных в реанимацию, чтобы уберечь их от состояния шока — не все могут воспринять увиденное спокойно. «Мы бережем не только пациентов, но и их родственников», — уточнил врач. При этом поддержка близких пациента в реанимации положительно сказывается на эффективности лечения — в незнакомой обстановке ему становится психологически легче.

Родители должны обязательно иметь возможность посещать своих детей в реанимации, рассказала «360» Ольга Милева, работающая с новорожденными. «Не уверена, что нужно прописывать регламентирующий акт, ведь мы говорим о реанимации. Это отделение круглосуточно функционирует в интенсивном режиме», — заявила она.

По словам Милевой, присутствие близких людей в реанимации доставляет радость любым пациентам — и малышам, и взрослым. При этом часто поведение родственников больных мешает лечению — вся энергия врача уходит лишь на то, чтобы их успокоить, заявила врач.

Эмоциональность семьи пациента мешает лечению. Это обратная сторона медали — когда приходят некомпетентные люди и указывают, как нам работать и как нам лечить. В этом случае, я считаю, они не должны находиться в реанимации, но отстранить их сложно — каждый все равно будет добиваться своих прав. Но с такими людьми идет расход энергии врача в другом направлении

Доступ родственников в реанимацию: что делать, если вас не пускают к ребенку?

Могут ли родители посещать ребенка, если он находится в отделении реанимации?

Да, могут. Причем речь идет не только о детях, а вообще о родственниках, находящихся в отделении реанимации и интенсивной терапии. Это право отдельно оговорено в информационно-методическом письме Министерства здравоохранения РФ от 30 мая 2016 г. N 15-1/10/1-2853 «О правилах посещения родственниками пациентов в отделениях реанимации и интенсивной терапии (реанимации)». Рекомендуем распечатать его перед посещением медицинского учреждения и иметь при себе.

Читайте так же:  Виды доверительного управления имуществом

В письме оговариваются условия, которые должны соблюдаться посетителями:

— Родственники не должны иметь признаков острых инфекционных заболеваний (повышенной температуры, проявлений респираторной инфекции, диареи). При этом медицинские справки об отсутствии заболеваний не требуются.

— Перед посещением медицинскому персоналу необходимо провести с родственниками краткую беседу для разъяснения необходимости сообщить врачу о наличии у них каких-либо инфекционных заболеваний, психологически подготовить к тому, что посетитель увидит в отделении.

— Перед посещением отделения посетитель должен снять верхнюю одежду, надеть бахилы, халат, маску, шапочку, тщательно вымыть руки. Мобильный телефон и другие электронные устройства должны быть выключены.

— Посетители в состоянии алкогольного или наркотического опьянения в отделение не допускаются.

— Посетитель обязуется соблюдать тишину, не затруднять оказание медицинской помощи другим пациентам, выполнять указания медицинского персонала, не прикасаться к медицинским приборам.

— Не разрешается посещать пациентов детям в возрасте до 14 лет.

— Одновременно разрешается находиться в палате не более чем двум посетителям.

— Посещения родственников не разрешаются во время проведения в палате инвазивных манипуляций (интубация трахеи, катетеризация сосудов, перевязки и т.п.), проведения сердечно-легочной реанимации.

— Родственники могут оказывать помощь медицинскому персоналу в уходе за пациентом и поддержании чистоты в палате только по личному желанию и после подробного инструктажа.

— В соответствии с Федеральным законом N 323-ФЗ, медицинскому персоналу следует обеспечить защиту прав всех пациентов, находящихся в отделении реанимации (защита персональной информации, соблюдение охранительного режима, оказание своевременной помощи).

Предъявлять какие-то еще требования к посетителям, например просить предоставить справки об отсутствии заболеваний или другие документы, работники реанимации не имеют право. Но всегда помните, что вы можете требовать соблюдения своих прав, только если сами следуете установленным правилам.

Могут ли родители находиться рядом с ребенком в отделении реанимации?

Согласно п.3 статьи 51 Федерального закона от 21.11.2011 года № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» члены семьи могут находиться рядом с ребенком при его лечении в стационаре:

Одному из родителей, иному члену семьи или иному законному представителю предоставляется право на бесплатное совместное нахождение с ребенком в медицинской организации при оказании ему медицинской помощи в стационарных условиях в течение всего периода лечения независимо от возраста ребенка. При совместном нахождении в медицинской организации в стационарных условиях с ребенком до достижения им возраста четырех лет, а с ребенком старше данного возраста – при наличии медицинских показаний плата за создание условий пребывания в стационарных условиях, в том числе за предоставление спального места и питания, с указанных лиц не взимается.

Помните, что фраза «при наличии медицинских показаний» относится к оплате за пребывание, а не к праву присутствия родителей вообще. Речь идет о том, что с родителей ребенка старше 4 лет может взиматься плата за предоставление спального места и питания. Однако только если врач решит, что для совместного пребывания родителя с ребенком нет медицинских показаний.

Совместное пребывание распространяется на все отделения стационара, включая отделение анестезиологии и реанимации, разъяснил Минздрав РФ в Письме Министерства здравоохранения РФ от 09.07.2014 г. N 15-1/2603-07:

В связи с участившимися обращениями в Министерство здравоохранения Российской Федерации, связанными с отказами администрации медицинских организаций в посещении детей, находящихся в отделениях анестезиологии-реанимации, Департамент медицинской помощи детям и службы родовспоможения напоминает.

В соответствии с п. 3 статьи 51 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» одному из родителей, иному члену семьи или иному законному представителю предоставляется право на бесплатное совместное нахождение с ребенком в медицинской организации при оказании ему медицинской помощи в стационарных условиях в течение всего периода лечения независимо от возраста ребенка.

Учитывая изложенное, просим принять необходимые меры по организации посещений родственниками детей, находящихся на лечении в медицинских организациях, в том числе в отделениях анестезиологии-реанимации.

Родители и другие законные представители ребенка до 18 лет вправе сами решать – находиться ли с ребенком в стационаре постоянно или выбрать режим посещений.

Обратите внимание, что врач не может отказать родственнику в совместном пребывании с ребенком до 15 лет в отделении реанимации, ссылаясь на отсутствие соответствующих условий.

Могут ли больного ребенка посещать другие члены семьи, родственники, знакомые?

Да, могут. Другим членам семьи, в том числе дедушкам, бабушкам, тетям и тд, не требуется доверенность для нахождения вместе с ребенком. Согласия родителей достаточно.

Однако в отделение реанимации посетители, которые не являются прямыми родственниками пациента, допускаются только в сопровождении близкого родственника – отца, матери, ребенка.

Помните, что в отделении реанимации и интенсивной терапии одновременно разрешается находиться не более чем двум посетителям. Также не разрешается посещать пациентов детям в возрасте до 14 лет.

Что делать, если вас не пускают в отделение реанимации?

— идем к лечащему врачу

— требуем предоставить обоснованный письменный (!) отказ с указанием нормативного документа, на основании которого отказывают пустить к ребенкуупоминаем о решимости обратиться к главврачу и направить жалобу в прокуратуру и Росздравнадзор

[2]

— от лечащего врача идем к главному врачу (заместителю, если главного нет или он не принимает) с распечатанным в двух экземплярах заявлением с просьбой допуска к ребенку

— в случае отказа требуем предоставить обоснованный письменный (!) отказ и указать тот нормативный документ, на основании которого отказывают пустить к ребенку

— снова упоминаем о решимости обратиться с жалобой в прокуратуру и Росздравнадзор, предупреждаем, что придем снова и уже с письменной жалобой

— если главврача нет на месте, или он вас не принимает, обращаемся к секретарю с просьбой принять заявление и зарегистрировать его в официальном порядке (один экземпляр отдаете, на другом вам должны проставить входящий номер, дату принятия и подпись принявшего лица – этот экземпляр оставляете у себя)

— если ситуация не изменилась, составляем жалобу на имя главврача, с двумя экземплярами жалобы опять разговариваем с главврачом (заместителем), если опять отказали – подаем также в официальном порядке с регистрацией у секретаря

— если копию жалобы не зарегистрировали, то предупреждаем главврача, что отправим ее по почте – идем на почту и отправляем жалобу заказным письмом с описью вложения

— звоним на горячую линию Минздрава РФ 8 800 200-03-89

— подаем обращение через сайт Росздравнадзора или на горячую линию Росздравнадзора 8 800 500 18 15

теперь к решению проблемы рекомендуется привлечь юриста

— идем в прокуратуру и подаем жалобу на нарушение права на совместное пребывание с ребенком в стационаре, необходимо два экземпляра жалобы – на втором вам поставят дату, входящий номер и подпись принявшего лица, этот экземпляр оставляете у себя

Читайте так же:  Что такое альтернативная продажа квартиры и как ее реализовать на практике

— отправляем жалобы в Территориальный орган Росздравнадзора и территориальный Фонд ОМС по Вашему субъектунаходим в интернете адрес уполномоченного по правам ребенка в своем субъекте РФ и отправляем жалобу

— идем на прием к Министру/руководителю Департамента здравоохранения субъекта РФ

Помните, что во время всех важных разговоров лучше включать диктофон и обязательно предупреждать об этом. Запись поможет при дальнейших разбирательствах.

Фонд помощи хосписам «Вера» – единственная в России некоммерческая организация, которая занимается системной поддержкой хосписов и их пациентов. Способы помочь работе фонда указаны по ссылке.

Что делать, если близкий человек — в реанимации?

У вашего близкого возникли серьезные проблемы со здоровьем. Это может быть следствием заболевания, травмы, операции или других причин. Его проблемы со здоровьем требуют специализированной медицинской помощи, так называемой «интенсивной терапии» (в просторечии — “реанимации”). Отделение реанимации и интенсивной терапии на птичьем медицинском языке часто сокращенно именуется ОРИТ.

Важно! Само попадание в ОРИТ не значит, что ваш близкий умрет.

После успешной интенсивной терапии в ОРИТ пациента обычно переводят продолжать лечение в другое отделение стационара, например, в хирургию или кардиологию. Прогноз зависит от тяжести состояния пациента, его возраста, сопутствующих заболеваний, действий и квалификации врачей, оснащения клиники, а также многочисленных случайных факторов, иными словами — удачи.

Что вам делать?

Успокоиться, сконцентрироваться и в первую очередь позаботиться о собственном психическом и физическом состоянии. Например, не следует впадать в отчаяние, заглушать страх и панику алкоголем, обращаться к гадалкам и экстрасенсам. Если вы будете действовать рационально, вы сможете увеличить шанс на выживание и ускорить выздоровление своего близкого. Узнав, что ваш родственник в реанимации, оповестите максимальное количество близких, особенно имеющих отношение к медицине и здравоохранению, а также оцените, сколько у вас денег и сколько при необходимости вы сможете найти дополнительно.

Могут ли вас не пустить в реанимацию?

Да, могут. Федеральный закон №323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» довольно противоречив. Он гарантирует свободное посещение больных их родственниками и законными представителями, но при этом категорично требует соблюдать требования, установленные внутренними распорядками клиники. Причины для запрета на допуск родственника в реанимационное отделение у клиники могут быть вполне понятные: наличие инфекции, неадекватное поведение, занятость персонала при проведении реанимационных мероприятий.

Если вам кажется, что ваше право на общение с родственником в ОРИТ нарушается, конфликтовать по этому поводу с охранниками, медицинскими сестрами, санитарками или дежурными врачами, как правило, бесполезно и даже вредно. Для разрешения конфликтных ситуаций целесообразнее обратиться к руководителю отделения или администрации клиники. Хорошая новость —сотрудники большинства реанимационных отделений ведут себя приветливей, если продемонстрировать желание сотрудничать и адекватность.

Что полезно спросить у врачей?

Задавайте эти вопросы.

— Есть ли необходимость в приобретении каких-то препаратов, которые отсутствуют (например, дорогостоящие антибиотики)?

Видео (кликните для воспроизведения).

— Нужно ли купить дополнительные средства ухода? Например, «утку» из синтетического материала, а не металла, противопролежневый матрас, подгузники.

— Стоит ли нанять индивидуальную сиделку? Если да, то необходимо ли договариваться с младшим персоналом отделения или нужно привести человека со стороны (например, из патронажной службы)? Помните, что при некоторых заболеваниях от ухода напрямую зависит жизнь пациента. Не жалейте денег на сиделку, если она необходима.

— Как организовано питание и есть ли необходимость в покупке специального питания для тяжелобольных?

— Нужны ли консультации специалистов со стороны? Предположим, в клинике отсутствует штатный нейрохирург, а его консультация при заболевании вашего близкого целесообразна. Формально, врачи сами обязаны позаботиться о подобном, на практике — это часто организуют родственники.

Напоследок спросите, что еще вы можете принести близкому человеку. Какие-то привычные вещи: игрушки ребенку, личные лекарства, предметы гигиены и обихода. Иногда — телефон, планшет и, даже, телевизор.

Как вести себя в реанимации?

Оденьтесь так, как вам скажут. Как правило, это одежда из синтетических тканей (никакой шерсти), удобная сменная обувь, одноразовый халат, шапочка, маска (можно купить в аптеке). Если у вас длинные волосы, соберите их в пучок. Имейте с собой антисептическую жидкость и обрабатывайте руки. Иногда даже имеет смысл завести собственный сменный хирургический костюм (можно купить в магазине медицинской одежды).

Умерьте свои эмоции. Вы попадете в крайне непривычную обстановку, вокруг будут тяжелобольные люди, будет много запахов и звуков. Не мешайте персоналу. Для вас это стресс, для сотрудников — повседневность. Ваш близкий может не говорить, либо говорить не так и не то, из него могут торчать многочисленные трубки, на нем могут быть повязки, наклейки. Он может быть странного цвета, отечный, пахнуть необычно.

Не пугайтесь, это не навсегда. Он просто болеет.

Как вы можете ему помочь?

Никто не знает, как это работает, но опытные врачи-практики еще при первом разговоре с больным могут определить вероятность выживания больного при осложнениях. От психологического состояния пациента зависит очень многое. А это состояние почти полностью зависит от близких, то есть от вас.

По возможности, говорите с больным, как со здоровым. Ни в коем случае не рыдайте, не истерите, не смотрите на него с отчаянием и болью, даже если вы их испытываете, не заламывайте руки, не кричите: «Ах что же, что с тобой?!». Не обсуждайте по своей инициативе обстоятельства травмы, если дело в травме. Не обсуждайте негативное. Говорите о максимально практических вещах, как связанных с заболеванием, так и чисто бытовых, семейных.

Помните: пока ваш близкий болен, но жив, он может и должен участвовать в жизни своей семьи.

А что говорить, если он боится смерти?

Я не знаю, решать вам. Но, во всяком случае, выслушать. Если близкий просит о встрече со священником, организуйте ее. Как правило, тех пускают в реанимацию даже к терминальным пациентам. Если близкий имеет хроническое нарушение сознания (например, находится в коме), уделяйте много времени вербальному и невербальному (прикосновение, массаж, привычные для него вещи в зоне доступности) общению с ним. Последние научные работы показывают, что это положительно влияет на процесс реабилитации. Многие пациенты, кажущиеся неспециалисту «коматозными», на самом деле видят и слышат все происходящее вокруг.

Если вам приходится выхаживать своего близкого долгими неделями, месяцами или годами, реанимация становится значимой частью жизни. Вам потребуется выдержка и хладнокровие. Помогайте персоналу, как только почувствуете, что овладели основными навыками. Мне известны случаи, когда родственники реанимационных больных впоследствии меняли свой жизненный путь и становились медсестрами, врачами.

Для родственников своих пациентов написал практикующий нейрохирург Алексей Кащеев.

Можно ли родственникам входить в реанимацию к ребенку: что говорит закон, а не врачи

Автор: Виктор, главный редактор. Экономист. Опыт работы в финансах более 15 лет. Дата: 23 октября 2019. Время чтения 4 мин.

pixabay

Родители имеют законное право находиться в стационаре и реанимации рядом со своими больными детьми. Из-за жестких санитарных правил в некоторых больницах это запрещено, и родителям приходится бороться за возможность находиться в реанимации рядом с ребенком.

Читайте так же:  Способы оплаты электроэнергии

Меня зовут Лада. Мне 26 лет, я живу в Сыктывкаре. Хочу рассказать историю, которая будет полезна тем, чьи родственники попали в реанимацию.

Недавно у меня родился мальчик. В месячном возрасте он заболел: в течение нескольких часов его состояние ухудшилось, он стал очень беспокойным, и я вызвала скорую помощь. Врач не смог определить причину беспокойства ребенка и предложил поехать в Детскую Республиканскую Больницу. Я согласилась.

В больнице врач осмотрела моего ребенка, но домой не отпустила. Его положили в отделение патологии новорожденных для наблюдения. Я приготовилась лечь в больницу и начала оформлять документы.

[3]

Реанимация: начало

Спустя полчаса моего ребенка унесли в реанимацию. Я была шокирована, так как не ожидала, что с моим малышом могла случиться настоящая беда. У меня началась паника, перехватило дыхание и подкашивались ноги. Меня не пустили к нему, поэтому ночь я провела в больнице и только утром передала молоко. Я ушла домой – врачи сказали, что прийти к ребенку можно только с 13 до 14 и с 19 до 20 часов, а в другое время родителей не пускают.

Тяжелые будни матери

Я не обвиняю врачей и персонал реанимации в том, что мне отказали находиться с ребенком, и не обвиняю руководство больницы, отдавшее это распоряжение. В реанимации стерильные условия, здесь проводятся экстренные мероприятия по спасению детских жизней. И, вероятно, главный врач посчитал, что родителям не нужно здесь постоянно находиться. Но это только медицинская сторона проблемы. С человеческой же стороны малышу легче переносить болезнь с мамой.

Я ходила к ребенку в положенные часы, но с каждым днем мне становилось все тяжелее. Было непросто сидеть в реанимации час и уходить, этого времени не хватало. После каждой встречи я тут же начинала ждать следующей, и знала, что малышу лучше с мамой, а не одному (на момент поступления в реанимацию ему исполнился месяц).

Факт. Посещение родственниками больных в реанимации регламентирует федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» ст.14, ч.2, п.19.1.

Спустя 12 дней я почувствовала полную беспомощность и не знала, что делать. Врачи не разрешали приносить молоко помимо стандартных часов посещения, не могла я и забрать ребенка домой, так как он лежал на аппарате искусственной вентиляции легких. Я чувствовала, что нужна ему, ведь в реанимации он плакал, и некому было его утешить.

Помог интернет

Я начала искать в интернете, как другие родители справлялись с подобными ситуациями, и узнала, что в некоторых городах им разрешают находиться в реанимации с детьми. Оказалось, есть закон, согласно которому родители могут находиться со своим ребенком в стационаре (реанимация тоже им является). Я понимала, что у меня есть возможность быть с сыном, и я решила сначала обратиться в Минздрав Коми, затем к главврачу, а затем к юристам.

Ночью позвонила на горячую линию Минздрава Коми и оставила сообщение на автоответчик. Рассказала, что мне не разрешают находиться с ребенком кроме положенных двух часов и приносить к нему грудное молоко более двух раз в день.

Решающий день

Утром я опять позвонила на горячую линию и спросила, есть ли подвижки по моему делу. Специалисты Минздрава Коми сказали, что занимаются моим вопросом, но нужно немного подождать.

В тот же день я пришла в больницу и разговаривала с сотрудниками реанимации. Они разрешили приходить к 10 часам и сидеть с ребенком до 20 часов, а также давать ему сцеженное молоко каждые три часа. Единственное условие – мне нужно было выходить во время врачебных манипуляций. Я вновь могла чувствовать своего ребенка, обнимать его, кормить, гладить, у меня появились спокойствие и радость.

Я благодарна сотрудникам Минздрава Коми за быстрое решение вопроса. Хочу сказать всем родителям: вам можно заходить в реанимацию, детям нужна ваша забота. Вы имеете законное право посещать реанимацию, и ни в одной больнице России вам не могут это запретить.

Сохраните и поделитесь информацией в соцсетях:

Пускают ли в реанимацию близких родственников?

Возможность посещать близких, волею судьбы оказавшихся на больничной койке в реанимации — это то, чего долгое время добивались россияне. Еще совсем недавно подобное казалось чем-то фантастическим: это отделение было «закрытым государством» для всех, кроме самих пациентов и медперсонала. Внесение изменений в ФЗ № 323 «Об охране здоровья» предоставляет людям право наносить визиты своим родственникам, находящимся в палатах интенсивной терапии.

Законодательство

В статье 6 ФЗ № 323 сказано, что при оказании медпомощи врачи в приоритете должны руководствоваться интересами пациента. В их число входит и нахождение родственников в больнице рядом со своим близким человеком. Однако при этом не должны нарушаться права персонала и других людей, находящихся в палате. Также нужно учитывать:
  • состояние человека, находящегося на лечении в медучреждении;
  • соблюдение больничного режима.

Право находиться вместе со своим ребенком во время прохождения стационарного лечения зафиксировано в статье 51 этого закона. При этом возраст маленького пациента не учитывается.

В тексте этого законодательного акта нет отдельного упоминания о реанимации.

Основные положения

В последней редакции закона предлагается вменить в обязанность медучреждений предоставлять возможность родственникам посещать реанимацию. Это распоряжение затрагивает интересы больных, находящихся на лечении в отделениях интенсивной терапии.

Разработка регламента посещений находится в ведении Минздрава.

Разработка

Впервые проект закона был представлен на рассмотрение в январе 2018 года. Предпосылкой для этого стала петиция, набравшая более 350 тысяч подписей россиян и обращение: люди жаловались на то, что в больницах они не имеют возможности навестить своих родных, находящихся на лечении в отделениях интенсивной терапии.

В 2016 года Президент РФ выдал Минздраву распоряжение, по которому в больницах должна быть организованы условия для посещения реанимации близкими пациентов.

В этом же году Минздравом был подготовлен документ (письмо № 15-1/10/1-2853 «О правилах посещения больных в реанимации»), однако он носил рекомендательный характер.

Подзаконный акт, который внесет поправки в ныне действующий ФЗ № 323, пока не подготовлен. Но, согласно изменениям, возможность наносить визиты пациентам реанимации будет идентична той, что допускается общими правилами посещения медучреждений.

Кто имеет право на допуск в реанимацию

Правом разрешать или запрещать визиты родственников в реанимацию, наделены только руководители лечебных учреждений, либо же лица, уполномоченные на принятие подобного решения.

Установленного списка, где перечисляются все лица, которые могут считаться родственниками, нет. Но таковыми принято считать:

  • мужа (жену) пациента;
  • мать и отца;
  • детей;
  • братьев и сестер;
  • усыновителей;
  • опекунов.

Возможность прихода «в гости» друзей больного допускается только в сопровождении его родственников.

Правила посещения реанимации

Даже после внесения изменений в закон, «свободные прогулки» по реанимационному отделению будут недоступны. Для того чтобы пройти в палату, визитер должен соблюдать определенные условия:

  • не нарушать тишину;
  • не мешать оказанию медпомощи;
  • вход в отделение допускается только после того, как посетитель снимет верхнюю одежду, наденет бахилы, халат, маску, шапочку;
  • пользование мобильными устройствами в палате запрещено, поэтому сотовый телефон должен быть выключен;
  • запрещается прикасаться к медицинскому оборудованию, находящемуся в комнате;
  • выполнять все требования медперсонала;
  • во время проведения медицинских манипуляций инвазивного характера (интубация, катетеризация) посетитель должен выйти из помещения.
Читайте так же:  Какие льготы положены пенсионерам по старости

Сами же визитеры, которые могут быть допущены к пациенту, должны соответствовать требованиям:

[1]

  • быть старше 14 лет;
  • не иметь признаков вирусных и простудных заболеваний.

Посетителям разрешается помогать персоналу в манипуляциях по уходу за пациентом, поддерживать чистоту в помещении.

Обязанности медперсонала

Медицинские работники перед тем, как пропустить визитера в отделение, должны ознакомить его с правилами посещения. Кроме того, в их обязанность вменяется проведение предварительной беседы с родственником пациента.

В ней необходимо затронуть темы:

  • о состоянии здоровья посетителя (наличие у него инфекционных заболеваний);
  • провести психологическую подготовку — некоторые люди испытывают определенный дискомфорт от вида медицинского оборудования;
  • обеспечить защиту интересов других больных, находящихся в отделении и палате.

Реальные причины отказа пустить родственников в реанимацию

Чаще всего врачи категорически против посещений отделения реанимации. И на это у них есть свои причины, не связанные с желанием скрыть что-то от посторонних глаз:

Что делать, если отказали в допуске без причин

Если персонал больницы категорически против визитов в палату, то сначала рекомендуется уточнить, что стало причиной отказа. Ни в коем случае не нужно конфликтовать с врачами. Целесообразнее будет сделать так:

  • привести доводы, подтверждающие необходимость своего присутствия возле заболевшего родственника;
  • обратиться в администрацию больницы за разъяснениями;
  • попросить выдать письменный документ, в котором будут указаны основания для отказа;
  • подготовить жалобу в соответствующие госорганы. В документе нужно указать нормы законодательства, которые были нарушены администрацией больницы.

В реальности, даже после внесения в закон поправок и закрепления права на посещение реанимации, спорные моменты все равно останутся. К ним нужно относиться не только с точки зрения приоритетности личных желаний, но и с позиции соблюдения норм морали. Визитер должен осознавать всю ответственность за свои требования: настолько ли нужно его присутствие в палате, и не доставит ли оно неудобств другим пациентам.

Дверь в реанимацию: обстоятельство непреодолимой силы

Не пускать родных и близких в реанимацию к тяжелобольным и умирающим — это чистой воды самоуправство лечебных учреждений, их собственное «ноу-хау». В законодательстве такой запрет нигде не прописан — наоборот, запрещается не пускать родителей к детям

В российских больницах родителей не пускают к тяжелобольным детям в реанимационное отделение. Правила внутреннего распорядка не позволяют: от пап и мам столько лишних хлопот и микробов! Когда ребенку больно и страшно — рядом нет родного человека. Это происходит не только из-за жестокосердия больничной администрации, но и из-за непродуманного законодательства. Для западной практики такое положение дел — нонсенс. В России глухая дверь в палату реанимации становится для родителей обстоятельством непреодолимой силы. Даже когда их детям остается жить считанные часы.

Этой проблеме не один десяток лет. Но по-настоящему громко о ней заговорили полтора года назад, когда интернет облетела история Надежды Пащенко. Эта женщина пошла войной против российской бюрократической системы, чтобы отвоевать себе право быть рядом с сыном в последние минуты его жизни. Годовалый Миша умирал в реанимации Тушинской детской больницы. Ценой неимоверных усилий, в виде огромного исключения, маму пустили к нему попрощаться. В большинстве остальных случаев родителей так и оставляют сидеть под дверями отделения.

В конце июля этого года в Центральной городской больнице Железнодорожного в Подмосковье скончался от рака мозга девятилетний мальчик Никита. Его мама, Марина Десницкая, так и не смогла добиться от руководства медучреждения права на свидание с сыном. Врачи сказали, что она занесет в отделение вирусный менингит. Страдания, которые пришлось перенести матери, и смерть маленького мальчика в полном одиночестве никак не повлияли на позицию администрации больницы. Врачи остались непреклонны: не положено!

Между двумя историями уместились еще сотни подобных случаев. С этим сталкивается каждый, кому выпало несчастье отправлять близких людей в реанимацию. Одним не дают попрощаться с умирающим, другим везет больше — и пациент, и его родственники отделываются «всего лишь» тяжелейшей психологической травмой. Чтобы больше никому не пришлось проходить через тот ад, через который прошла она, Надежда Пащенко всеми силами пытается изменить ситуацию. Она организовала общественное движение в интернете, засыпает письмами чиновничьи инстанции, но пока сдвинуть дело с мертвой точки у нее не получается. Следующим шагом, по словам Надежды, станет обращение в прокуратуру.

Не пускать родных и близких в реанимацию к тяжелобольным и умирающим — это чистой воды самоуправство лечебных учреждений, их собственное «ноу-хау». В законодательстве такой запрет нигде не прописан — наоборот, запрещается не пускать родителей к детям. Проблема в том, что российские законы, регламентирующие этот вопрос, можно истолковать совершенно по-разному.

Федеральный закон №323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» в действующей редакции предоставляет члену семьи или законному представителю ребенка «право на бесплатное совместное нахождение с ребенком в медицинской организации при оказании ему медицинской помощи в стационарных условиях в течение всего периода лечения независимо от возраста ребенка» (статья 51). Более того, если ребенку не исполнилось четырех лет «плата за предоставление спального места и питания с указанных лиц не взимается».

А пункт 10 статьи 19 упомянутого федерального закона №323 гласит, что пациент имеет право на «допуск к нему адвоката или законного представителя для защиты своих прав». Так как законными представителями несовершеннолетних являются их родители, вопрос о правомерности допуска матери и отца к находящемуся в палате ребенку должен был бы отпасть сам собой.

Ооновская Конвенция о правах ребенка вменяет в обязанность государствам, ее подписавшим (то есть и России тоже), следить за тем, чтобы «ребенок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию, за исключением случаев, когда компетентные органы, согласно судебному решению, определяют в соответствии с применимым законом и процедурами, что такое разлучение необходимо в наилучших интересах ребенка» (статья 9, пункт 1). Поскольку подписанные главврачом внутренние правила больницы не могут подменить собой судебное решение, запрет на посещение реанимации следовало бы признать незаконным. Не говоря уже о том, что на недопустимость разлучения родителей с ребенком в сложной жизненной ситуации указывают Конституция, Семейный кодекс, человеколюбие и элементарный здравый смысл.

Однако все разбивается об один-единственный пункт все того же ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»: «Граждане, находящиеся на лечении, обязаны соблюдать режим лечения, в том числе определенный на период их временной нетрудоспособности, и правила поведения пациента в медицинских организациях» (статья 27). Это положение дает медучреждению право совершенно произвольно устанавливать свои порядки. При этом де-факто больничный устав имеет больший вес, чем российские и международные законы. Получается, что такой судьбоносный для многих вопрос, как посещение реанимации родственниками определяют правила, принятые в конкретном медицинском учреждении. И чаще всего эти правила прямо нарушают закон.

В советской медицинской практике было принято считать, что отделение реанимации — это святая святых любой больницы. Так же когда-то было и на Западе, но там взгляд на вещи давным-давно поменялся, а у нас — нет. В соответствии с действующими Санитарными правилами и нормативами 2.1.3.2630-10 (приложение 3), реанимации наряду с операционными и родильными залами относятся к классу чистоты помещений «А». Это означает, что в них должна сохраняться стерильность, а посторонним туда входить нельзя, поскольку они могут занести грязь и инфекцию. Именно этим продиктован запрет на посещение пациентов, находящихся в реанимации, в 99,9% отечественных больниц.

Читайте так же:  Льготы школьникам на проезд по ржд

Впрочем, стремление «не пущать» исходит не только от больничной администрации. Опрошенные «Милосердием.ру» лечащие врачи российских медучреждений высказываются за ограничение доступа посетителей в реанимацию. Во-первых, в отличие от западных больниц в наших отсутствуют такие условия для присутствия посторонних, чтобы они при этом не мешали врачам заниматься своим делом. Если не брать в расчет крупные лечебные центры, то чаще всего реанимация — это довольно тесная палата, в которой не развернуться даже медперсоналу. Родителям там находиться попросту негде, а поставить для них раскладушку или диванчик невозможно физически.

Во-вторых, по словам врачей, обычно родители требуют от персонала внимания только к своему ребенку и на волне эмоций часто ведут себя неадекватно. Это создает лишние проблемы и пациентам, и врачам. В-третьих, в России нет протоколов, определяющих порядок посещения реанимации. Государство должно что-то менять в этом вопросе, говорят врачи, а пока вопрос о допуске в палату советуют решать в индивидуальном порядке: иногда персонал готов пойти навстречу.

Доводы медицинских работников следовало бы признать обоснованными, если бы речь не шла о неизлечимо больных пациентах. В моменты, когда врачи уже ничем не могут помочь, присутствие близких — это единственное, что может облегчить человеку кончину. Удивительно, что очевидное право на присутствие рядом с умирающим приходится отстаивать всеми правдами и неправдами.

Дискуссии врачей на профессиональных форумах — пускать или не пускать — насквозь пропитаны духом буквоедства. Те, кто против свободного посещения реанимации, старательно пытаются отыскать пункт в различных законах, инструкциях и правилах, который бы позволил на правовых основаниях закрыть родителям доступ к детям. Почему-то этот вопрос рассматривается исключительно в казенно-юридической плоскости, без особого сострадания со стороны медиков. Инструкция оказывается важнее человека.

В лучшем случае врачи кивают на государство, снимая с себя всю ответственность за происходящее. «Пребывание родителей в реанимационных отделениях, может быть, и возможно, и целесообразно. Для этого должны быть осуществлены некие действия организационного характера. Подобные действия должно осуществлять государство. Но ему (государству) пока не до нас», — пишет в конференции на личном сайте известный украинский педиатр Евгений Комаровский, который в прошлом десять лет проработал в отделении реанимации. На Украине и в других постсоветских странах эта проблема стоит так же остро, как в России.

Эксперты, которые отстаивают права родителей на посещение детей в реанимации, говорят о том, что все аргументы их противников являются надуманными. «Нельзя пускать родственников только туда, где они могут принести инфекцию (например, к больным в острой тяжелой иммунодеперессии), или если это реанимация инфекционной больницы. Чем могут помешать родственники в общей реанимации, я не знаю. Попросить выйти людей всегда можно, если есть какая-то медицинская необходимость», — говорит врач-фтизиатр Анна Белозерова (Петрозаводск).

Юристы утверждают, что закон в споре с больничной администрацией — на стороне родителей. «Согласно действующему законодательству, родители ребенка правы. В случае отказа администрации лечебного учреждения в допуске одного из родителей к ребенку необходимо обращаться с заявлением в прокуратуру», — заявила «Милосердию.ру» медицинский юрист Жанна Алтунян (Москва). По ее словам, «ссылка на статью 27 закона об охране здоровья в данном случае необоснованна, поскольку никто и не нарушает правил внутреннего распорядка больницы».

Соучредитель фонда «Подари жизнь», актриса Чулпан Хаматова еще в ноябре 2011 года высказалась по этому вопросу, заявив, что ограждать детей от родителей — бесчеловечно. «И это неправда, будто в ограничении посещений есть медицинская необходимость. Если вы хотите попасть в реанимацию (тем более в ВИП-клиниках) — вы всегда можете это сделать. Эти правила везде так или иначе не выполняются… Смешно говорить о стерильности в реанимации в какой-нибудь средней больнице. Не знаю, бывали ли вы там, но то, что видела я… когда сестры забывают долить воду в кислородный аппарат, когда пациенты привязаны веревками к койке… И говорить о том, что приход близкого повлияет на стерильность — смешно. Я в это не верю», — сказала актриса.

И Чулпан Хаматова, и Евгений Комаровский говорят о том, что мать может в буквальном смысле спасти своему ребенку жизнь, находясь у его постели. Медсестры не могут неотрывно следить за состоянием больного, а близкий человек повернет маленького пациента на удобный бок, успокоит, поправит постель и будет следить, чтобы ребенок не захлебнулся слюной или не задохнулся.

В европейских и американских больницах приветствуется совместное пребывание в больнице, особенно когда ребенок находится в тяжелом состоянии. Маленьких детей рекомендуют почаще брать на руки, в то время как в России к ним запрещено даже прикасаться. На Западе боятся, что у пациента разовьется госпитальный синдром: доказано, что чем дольше ребенок оторван от родителей, тем меньше у него шансов на выздоровление. В России боятся отойти от принятых инструкций и от закостенелой медицинской практики. В западных странах отсутствие матери в палате интенсивной терапии или реанимации — нечто из ряда вон выходящее; в России унизительные просьбы родителей хоть пять минут побыть с ребенком — обычное дело.

Видео (кликните для воспроизведения).

О том, что от присутствия родителей в реанимации не случится инфекционный коллапс, свидетельствует зарубежный опыт. Да и отечественный тоже: у нас в стране еще совсем недавно отцов не пускали и на порог роддома, а сейчас им позволено присутствовать и в родзале, и в послеродовой палате. Надо ли говорить, что катастрофы не случилось.

Источники


  1. Корзунова, Алевтина Исцеляющая кухня. Золотой ус и другие лекарственные растения на вашем столе: моногр. / Алевтина Корзунова. — М.: Эксмо, 2005. — 128 c.

  2. Растительные ресурсы России. Дикорастущие цветковые растения, их компонентный состав и биологическая активность. Том 3. Семейства Fabaceae-Apiaceae; КМК — , 2010. — 608 c.

  3. Чистякова, О.Н. Ботаника. Высшие растения: Метод. указания / О.Н. Чистякова. — М.: Книга по Требованию, 2012. — 889 c.
  4. Балаян, В.М. Аптека для растений / В.М. Балаян. — М.: Просвещение, 1985. — 128 c.
  5. Неумывакин, И. П. Женское здоровье без химии. Лекарственные растения в акушерстве и гинекологии / И.П. Неумывакин. — М.: Диля, 2011. — 537 c.
  6. Можно ли родственникам входить в реанимацию к ребенку что говорит закон, а не врачи
    Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here